Меню Рубрики

Болит желудок и печень после наркоза

У меня была травма (перелом лодыжки со смещением) и мне потребовался общий наркоз.

После него я мучалась с печенью и стала набирать вес.

Какой наркоз (состав) более щадящий и есть ли такой состав ?

Или одно лечим, а другое невольно калечится ?

Конечно, влияет. Наркоз влияет на все органы и системы организма, но более всего — на биофильтры и сердце. Самая опасная анестезия — общая многокомпонентная с ИВЛ — и в технике ведения, и по времени, и по осложнениям, любая анестезия с положением больного на животе. Но есть операции, при которых можно применять только этот наркоз. Самые безопасные — эпидуральная и внутривенная под калипсолом (кетамином). В принципе, печень не должна была так среагировать на анестезию — ведь это единственный орган, который хорошо регенерирует. Возможно, уже была причина, а наркоз её усугубил. Мы в таких- случаях вводим во время операции и в послеоперационный период гепатопротекторы, чтобы защитить печень. Но для этого больной должен быть обследован. Иногда, при срочных операциях. анамнез собрать и провести обследование невозможно, тогда всё это больной проходит сразу после операции и тогда назначают коррекционное лечение. Надо обследовать печень и желчный, провести лечение, печень хорошо отзывается, если процесс не запущен.

Анестезия— это всего лишь один из факторов, способствующий нарушению работы печени. Барбитураты могут вызвать разрушение гипатоцитов, важных клеток печени, составляющие белее 60 % всей массы печени. Содержание гликена ( основной запасной углевод всего живого), при любом наркозе заметно снижается, а это вредит гепатоцидам. При некоторых видах анестезии развивается умеренная гипергликемия, а это уже риск получения ацидоза. Возможны появления небольших очагов некроза.

Но в большинстве случаев на печень влияет не сам наркоз, а постнаркозное состояние. Тем более, если ранее были перенесены заболевания печени, то вероятность того, что печень пострадает после наркоза значительно выше, но на вес оперируемого , перенесшего ранее заболевания печени наркоз повлиять никак не может.

Печень является «фильтром» нашего организма, поэтому на печень влияет все что мы едим, все что мы пьем, все что употребляем в процессе своей жизнедеятельности в той или иной форме. Общий наркоз влияет на весь организм.

У меня печень действительно самое слабое звено и была запущена очень и очень (спиртное не пью), но в то время, когда я получила травму у меня уже камней в желчном не было , но желчный , конечно, функционировал на пределе своих возможностей. Сейчас боли удалось купировать и не страдаю.

Вывела камни сама в количестве 6 штук и размером с две фаланги мизинца. Вот такие «бомбочки замедленного действия» накопились за всю жизнь. Пока однажды ночью не прихватил приступ колики, не знала, что всё так запущено. Хорошо, что они были обтекаемой формы и проскочили , как торпедки. Канал между желчным и двенадцатиперстной всего то 2 мм, а они в диаметре 10 мм (1 см).

Не поверите, но положилась на авось и свои знания физиологии и поверила методу Малахова, описанному им в одной из своих первых книг. Сделала 4 чистки. На третью пошли камни. Было больно, но терпимо. С грелкой и на правом боку лежала. Ощущение, что камень лежит вместо печени. 15-20 мин. потерпела и проскочили, а на утро уже в руках их держала, вымыв их ЖКТ.

Чёрные, как смоль билирубиновые. Холестериновые предлагают в теч. 2 лет растворять препаратами, а по таким показаниям только операция, но я избежала её.

После анестезии начала поправляться. Набрала 10 кг.Наркоз, видимо вызывает жировой гепатоз, а он трудно поддаётся лечению. Потом придумала собственную систему циклического голодания и за два года провела её 4 раза. Сейчас вес в норме .

источник

Самая опасная анестезия — общая многокомпонентная с ИВЛ (искусственная вентиляция легких). Она опасна как в технике ведения и по времени, так и по осложнениям. Опасна любая анестезия с положением пациента на животе. Причем сильное влияние они оказывают не только на печень, но и для сердце. Но бывает так, что провести операцию можно только подобным образом. Самые безопасные виды наркоза – эпидуральная и внутривенная анестезия под кетамином.

Общий наркоз опасен падением печеночного кровотока, что может привести к гипоксии печени и повреждению гепатоцитов. Вызвать разрушение гепатоцитов могут также различные препараты используемые при анестезии (например, барбитураты). Поэтому клетки печени почти неизбежно ухудшаются при общем наркозе. Практически от любой анестезии содержание гликогена в печени очень сильно снижается, что также сильно вредит гепатоцитам. При наркозе некоторыми препаратами развивается умеренная гипергликемия, что может привести к развитию ацидоза. При наркозе хлороформными препаратами могут возникнуть незначительные очаги некроза печени.

Гепатоциты – это самые важные клетки печени, составляющие от 60% до 80% ее общей массы.

Правда, анестезия — только один из множества факторов, приводящих к нарушению функций печени. Другими факторами являются сепсис, травмы, переливание крови, инфекции, поражающие печень, внутривенное питание и применение гепатотоксичных препаратов. Также при общем наркозе может возникнуть гиперкапния (повышенное давление и содержание углекислого газа в артериальной крови). Если больной переносил ранее какие-либо заболевания печени – вероятность ее нарушения во время наркоза заметно увеличивается. Кроме того, разрушение гепатоцитов увеличивается у беременных во время анестезии. Это связано с повышенным расходованием кислорода на единицу массы тела. Более всего печень страдает в постнаркозном состоянии, а не во время самого наркоза. При этом на вес пациента отклонения в состоянии печени повлиять не могут.

Гликоген – это основной запасной углевод живых существ.

Прежде всего необходимо предупредить анестезиолога о перенесенных ранее заболеваниях печени. После этого анестезиолог обязательно подберет наиболее щадящие анестезирующие препараты и введет во время операции и в послеоперационный период гепатопротекторы, чтобы защитить печень.

После операции больной может протии обследование, после чего ему назначат коррекционное лечение. Печень очень хорошо отзывается на лечение, а если проблем с данным органом до наркоза не было, то лечебные мероприятия, скорее всего, и не понадобятся. В любом случае, при выборе любых лекарств, в том числе и витаминов, необходимо проконсультироваться с врачом.

источник


После общего наркоза абсолютно всем плохо, хотя никаких эфиров сейчас не применяют.

Общеизвестно, что после их применения у многих больных переставала работать печень.

Общий наркоз вреден или это миф? Влияет ли наркоз на продолжительность жизни, здоровье человека?

Современные препараты для наркоза мало токсичны для органов человека.

Если доза для вас рассчитана правильно, препарат введен верно, бояться не чего.

Но мы боимся наркоза, боли, хотя понимаем неизбежность операции и ее нужность.

Сейчас много нового: аппаратура, препараты, много новых технологий, но мы все равно боимся, возможно не знаем, что такое наркоз? Что от него ждать?

Анастезия подразумевает безопасность во время операции и после нее.

  • Отсутствие боли во время лечения.
  • Отсутствие тошноты, рвоты после оперативного вмешательства.
  • Отсутствие озноба, дрожи (иногда без этих симптомов после операции обойтись невозможно).
  • Во время операций проводится постоянный мониторинг дыхания, кровообращения.
  • Мониторинг электрической активности головного мозга, контроль мышечной проводимости, температурный режим.

После операции больному производят обезболивание, если этого мало пациенты сами делают себе впрыскивание, нажав на кнопочку.

Для этого появились специальные устройства, которые больной носит постоянно с собой.

Медики затем контролируют, сколько раз больной нажал на кнопку, по этим подсчетам определяют степень выздоровления больного.

Благодаря этому, время после операции проходит комфортно.

Перед приемом общего наркоза учитывается:

  • Ваш вес или индекс массы тела.
  • Изучается история болезни, анализы, разрешения от специалистов на проведение наркоза.
  • Возраст больного.
  • Текущие принимаемые лекарства и аллергические реакции на них.
  • Потребление больным алкоголя или наркотиков.
  • Осмотр стоматологический, а также ротовую полость, дыхательные пути.

Общий наркоз, что это такое:

Общая наркоз, состояние комы, сна при котором больной не чувствует боли. Ему не больно, нет реакций. Человек будто без сознания.

Общую анастезию вводят внутривенно или вдыхают.

Лекарства вводятся анестезиологом, специалистом, который контролирует жизненно необходимые признаки пациента, дыхание во время операции.

Имеются четыре стадии:

Индукция или первая стадия:

Характеризуется началом введения лекарства и потерей чувствительности (сознания).

Стадия возбуждения – второй этап:

Возникает бредовой, возбужденной активностью. Сердечные сокращения и дыхание беспорядочны.

Может произойти тошнота, расширение зрачков.

Происходит опасность удушья. Современные препараты ограничивают время на две вышеописанные стадии.

Хирургическая анестезия или третья стадия:

При ее наступлении все мышцы расслабляются, дыхание подавляется. Движение глаз замедляется, затем прекращается. Больной готов к оперативному вмешательству.

Стадия передозировки, если вам неправильно рассчитали дозу наркоза:

Приводит к сердечно – сосудистой , дыхательной недостаточности.

Как вы понимаете, четвертая стадия – исключение из правил, но она иногда происходит, как везде и всегда.

Почему делают именно общий наркоз, а не обезболивание только необходимого участка тела.

При каких обстоятельствах его назначают?

  • Для операции нужно много времени.
  • Риск большой кровопотери.
  • По показаниям самочувствия больного.

Современное хирургическое лечение является абсолютно безопасным вмешательством.

  • Трудность в прохождении мочи.
  • Кровоподтеки, болезненность на руке из — за капельницы во время операции.
  • Постоянная тошнота, возможна рвота.
  • Дрожа и чувство холода, вас будет трясти, согреться на первых порах проблематично.
  • Боль в горле (связано с наличием дыхательной трубки во время операции).
  • Боль чувствовать вы не будете, будут медсестры постоянно делать обезболивание.

Но есть группы риска посерьезнее для последствий:

Пожилые люди при длительных операциях по времени подвержены риску серьезных последствий.

После наркоза они могут получить сердечный приступ, амнезию (потерю памяти), инсульт и даже пневмонию.

Конечно хорошо, что сейчас можно сделать операцию, выздороветь, если бы не последствия после нее. Они есть.

Последствия имеются ранние, и появляются позже.


Ранние последствия видны сразу, человек не выходит из состояния наркоза, наступает мозговая кома.

Появляются последствия через несколько дней или недель:

  • Сильная головная боль, которую тяжело снять анальгетиками. Часто приходится их снимать наркотическими средствами.
  • Апноэ сна — люди перестают небольшой промежуток времени дышать во сне.
  • Поднимается артериальное давление.
  • Внезапные головокружения , могут продолжаться до суток.
  • Возникают панические атаки, страх, мешающий нормальной жизни. Человек не понимает, откуда это берется, что делать.
  • Судороги ногах, икрах ног, приносящие неимоверные страдания больному по причине частого появления.
  • Страдает сердце, появляются сбои в работе ее, пульс частый с повышенным давлением.
  • Страдают почки и печень – органы очищения нашего организма. Какими бы ни были препараты для наркоза, но, чтобы человек ничего не чувствовал, нужна невероятно огромная доза их. Естественно, чтобы все очистить нужны здоровые органы.
  • Иногда развивается алкоголизм.
  • Горение ног, рук, тела.

Помогите себе сами после операции :

Очень хорошо пропить курсами:

  • Пирацетам, кавинтон (улучшают кровообращение и питание мозга). Быстрее восстановится память, пройдут головные боли.
  • Пройдите еще раз ЭКГ (электрокардиограмму), посмотрите, что с вашим сердечком после операции.
  • Сдайте кровь, сходите с полученными анализами к терапевту. Не упускайте время.
  • Избегайте анастезии всегда и везде. Лечите зубы под местным обезболиванием.
Читайте также:  Точечные и линейные включения в печени

Иногда жизнь, здоровье вынуждают нас идти на крайние меры в методах оздоровления – делать операцию, переносить наркоз и выползать после общего наркоза, избавляться от последствий после общего наркоза.

Это жизнь в ней бывает всякое. Поменьше таких эпизодов в вашей жизни. Здоровья и долголетия!

С уважением, Татьяна Николаевна, автор.

Всегда жду Вас у себя на сайте.

Посмотрите видео, аллергия и анастезия:

источник

Кто не становился в тупик, пытаясь найти безопасный и в то же время надежный способ анестезии для операции больного с недостаточностью функции печени? Вопрос о выборе метода обезболивания возникает особенно остро, когда речь идет о больших операциях, течение и исход которых во многом зависят от дальнейших изменений функций печени под влиянием фармакологических средств и гипоксемии.

Положение усугубляется тем, что это обычно больные пожилого возраста, страдающие хронической интоксикацией и нарушением всех видов обмена. Несостоятельность антитоксической активности печени полностью распространяется и на средства обезболивания, большинство из которых разрушается или связывается в клетках этого органа. Поэтому сила, длительность действия, а следовательно, и токсичность таких веществ, как барбитураты, анальгетики, курареподобные средства, местные анестетики, увеличиваются пропорционально степени выраженности печеночной недостаточности.

С другой стороны любое фармакологическое воздействие отрицательно сказывается на функции больной печени. Не менее вредное влияние на клетки печени оказывает гипоксемия. Если к тому же учесть, что больные нередко страдают хроническим белковым голоданием, полигиповитаминозом, анемией с явлениями пониженной свертываемости крови (нарушение синтеза протромбина) и повышенной кровоточивостью, то легко себе представить трудности обезболивания у этих весьма неустойчивых больных.

В том случае, если недостаточность функции печени связана с циррозом, перечисленные выше симптомы дополняются портальной гипертонией, увеличением селезенки, асцитом, а также расстройствами общей циркуляции крови. Именно у таких больных ближайший послеоперационный период нередко осложняется печеночной комой, выведение из которой почти всегда оказывается безуспешным.

Степень нарушения функции печени, разумеется, может быть различной. Но уже малейшие признаки печеночной недостаточности должны настораживать анестезиолога. В ходе обезболивания операции и особенно после нее часто появляется скрытая недостаточность печени, а имевшаяся принимает угрожающие размеры. Представление об исходном состоянии функций печени складывается в результате оценки общего состояния больного и специальных проб. Последние, к сожалению, могут дать врачу лишь сугубо ориентировочные данные. К числу обязательных исследований относятся проба с сахарной нагрузкой (сахарная кривая), проба Квика — Пытеля, бромсульфалеиновая реакция. Нормальные показатели этих проб при наличии заболеваний печени в анамнезе или имеющихся клинических данных в его пользу (увеличенная, болезненная при пальпации печень, желтуха, отеки и т. п.) не должны служить поводом к чрезмерному оптимизму.

Все сказанное позволяет сформулировать те требования, которые предъявляются к обезболиванию у пациентов с патологией печени. В основном они сводятся к следующему:

1. Больные с патологией печени нуждаются в специальной подготовке, направленной на улучшение функций этого органа.

2. Обезболивание и премедикация ограничиваются применением веществ, обладающих наименьшей токсичностью в отношении печени.

3. Гипоксемия должна полностью исключаться.

4. Неустойчивость сердечно-сосудистой системы требует хорошей анестезии и своевременного возмещения кровопотери. При этом количество вливаемых жидкостей не должно превышать объема теряемой крови.

5. При операциях на органах живота дополнительным условием является расслабление передней брюшной стенки.

Подготовка больного. Независимо от избранного метода обезболивания специальная подготовка больного считается абсолютно необходимой. Высоко калорийная (3500 калорий), богатая углеводами, белками и витаминами диета должна содержать минимальное количество жиров. Для повышения устойчивости печени к наркозу и возможной гипоксемии важно пополнить гликогеновый резерв ее, который обычно понижен вследствие болезни. С этой целью на протяжении 5—7 дней перед операцией больной получает внутривенно по 40—50 мл 40% раствора глюкозы с инсулином (по 5 ед. на инъекцию), витаминами B1 и С. Особое значение мы придаем интенсивной терапии витамином B12 (до 1000 гамм в день), повышающим резистентность печени к наркотикам, гипоксии, нормализующим белковый, нуклеиновый обмен и регенерацию.

Известно, что печень является местом синтеза белков крови и важным регулятором белкового обмена вообще. Все нарушения этой функции ведут к гипопротеинемии и хронической интоксикации продуктами нарушенного белкового обмена. С этой точки зрения схему подготовки больного к наркозу важно дополнить включением пиридоксина (витамин В6 в дозе 1 мл 5% раствора в сутки) и фолиевой кислоты (по 20 мг 3 раза в день внутрь). Весьма целесообразно для улучшения функции печени и профилактики жировой дегенерации печеночных клеток назначение больным курса лечения метионином. Он повышает устойчивость печени к токсическому действию наркотиков и средств премедикации, ускоряет репаративные процессы в печени. Лечение метионином выгодно начать за 10—15 дней до операции и продолжить его в послеоперационном периоде. Вместо метионина может быть назначен холин-хлорид (20% раствор по 5 мл 3 раза в день внутрь). При проведении комплексной витаминотерапии использование гепалона (камполона) представляется излишним. В связи с нарушением синтеза протромбина больной печенью для нормализации белкового состава и повышения обычной сниженной свертываемости очень полезно повторное внутривенное переливание небольших доз (50—100 мл) свежей крови и плазмы. По этой же причине целесообразно парентеральное введение витамина К (викасол в дозе 3—5 мл 0,3% раствора).

Неопытного врача может смутить обилие препаратов, рекомендуемых для подготовки больного с патологией печени к наркозу и операции. Эти сомнения легко рассеять ссылкой на то, что все перечисленные средства являются нормальными метаболитами организма и практически не токсичны. Они приносят несомненную пользу у таких больных. Ничего лучшего пока фармакология предложить не может. Указанными мероприятиями врач не может ограничиваться, когда патологии печени сопутствует нарушение водно-электролитного обмена. Тщательная коррекция этих весьма частых нарушений должна проводиться до, во время и особенно после операции.

Мы не случайно уделили так много места предоперационной подготовке больного. Настойчивость анестезиолога в этом отношении всегда окупится. Можно без преувеличения сказать, что успех хирургического лечения по крайней мере наполовину зависит от того, насколько эффективными окажутся предпринятые меры.

При наличии инфекции в желчных путях больные подвергаются лечению антибиотиками. В послеоперационном периоде продолжается терапия с использованием всех перечисленных выше препаратов.

Премедикация. По понятным причинам анестезиолог нередко вынужден прибегать к простейшей премедикации (промедол и скополамин или атропин в обычных дозах). Применение производных фенотиазина опасно. Их следует избегать. Для усиления действия промедола можно воспользоваться метилдиазилом в дозе 2—5 мг.

Обезболивание. Выбор метода обезболивания у больных с патологией печени представляет большую задачу. При решении ее приходится исходить из характера и длительности операции, общего состояния больного и анестезиологических возможностей. Для малых операций вполне удовлетворительной оказывается местная анестезия. В связи с обычной гипотонией, ведущей к кислородному голоданию клеток печени, спинномозговая анестезия большинством авторов признается опасной. Напротив, перидуральное обезболивание на уровне между VII—VIII грудными позвонками и ниже не дает гипотонии и считается многими хирургами вполне приемлемым как у больных с сопутствующими заболеваниями печени, так и при операциях на желчных путях (Долиотти и Фольятти, 1957; Э. Д. Костин, 1961, и др.). Обширные вмешательства, требующие наркоза, выполняются под комбинированным обезболиванием.

Весьма распространенное мнение о значительном повышении токсичности барбитуратов при недостаточности печени и вредном влиянии их на этот орган в последнее время подвергнуто пересмотру. Прежде всего выяснилось, что при хорошей подготовке больного и осторожном применении барбитуратов ультракороткого действия (группа тиопентала) значительного удлинения наркоза не происходит. Во-вторых, эти агенты обладают меньшей токсичностью по отношению к печени, чем эфир и тем более флюотан.

В отличие от эфира и циклопропана, барбитураты не стимулируют симпато-адреналовую систему и не вызывают вследствие этого истощения гликогеновых резервов, играющих исключительно важную роль в жизнедеятельности печеночной клетки. При любом вредном воздействии на печень недостаточность функции этого органа проявляется лишь тогда, когда исчезает запас гликогена в клетках и повышается содержание сахара в крови.

М. О. Стернин (1960) с помощью гистохимической методики показал, что при эфирном наркозе обеднение клеток гликогеном происходит очень быстро. После 15-минутного эфирования животного в печеночных балках содержатся лишь единичные участки еще сохранившегося гликогена, причем он исчезает быстрее в периферических участках долек печени, которые находятся в худших по кровоснабжению условиях. Процесс гликогенолиза продолжается еще некоторое время после прекращения эфирного наркоза. К концу первых суток он достигает максимума.

В опытах М. О. Стернина количество гликогена в клетках печени после введения тиопентала (14—22,2 мг/кг) заметно не менялось. Аминазин в дозах 1,7—4 мг/кг, подобно эфиру, неизменно вызывал быстрое исчезновение гликогена из клеток печени. Профилактическое введение животным антигистаминных средств (димедрол в дозе 1 —1,2 мг/кг) за 15 минут до наркоза препятствовало гликогенолизу. М. О. Стернин (1960) получил также хорошие результаты, применяя для индукции и поддержания наркоза капельное введение в вену слабого раствора (0,2%) тиопентала с глюкозой (5%) при различных вмешательствах на желчных путях. Тем не менее мы считаем правилом ограничиваться минимальными дозами тиопентала (0,5 г), применяя его лишь для индукции. В этом случае анестезиологу нужно быть особенно щепетильным в отношении даже кратковременной гипоксемии и гипотонии. Поэтому введение больного в наркоз необходимо производить очень медленно, мало концентрированными растворами барбитуратов на фоне хорошей вентиляции легких кислородом.

Во избежание возможного критического падения артериального давления выгодно предварительно установить систему для вливаний в вену 5% раствора глюкозы с одним из вазопрессорных агентов (норадреналин, эфедрин, мезатон). Артериальное давление должно удерживаться на нормальном уровне. Этой же системой можно воспользоваться для инъекции тиопентала. После исчезновения роговичного рефлекса больной обездвиживается дитилином и интубируется. Важно помнить, что при нарушенной функции печени дитилин действует несколько дольше (низкий уровень ложной холинэстеразы плазмы), нежели в обычных условиях.

Поддержание наркоза обеспечивается закисью азота, фракционным или капельным введением слабого (0,2—0,5%) раствора тиопентала. Если операция кратковременна, можно вполне обойтись этим наркотиком. При использовании тиопентала нужно не забывать о том, что этот агент разрушается в основном в печени. Общая доза его не должна превышать 0,75 г, а инъекция производится медленно.

При больших и длительных вмешательствах поддержание наркоза можно осуществлять ингаляцией закиси азота с кислородом, причем основное внимание должно быть обращено на достаточное насыщение крови кислородом. Соотношением этих газов 2 : 1 и даже 1 : 1 в условиях управляемого дыхания удается поддерживать газообмен без явлений выраженной гипоксемии. Подавление избыточных рефлекторных реакций на операционную травму достигается медленным капельным введением 0,25% раствора новокаина или ксикаина в вену. Той же цели служит назначение одного из ганглиолитиков (гексоний, пентамин) с последующим капельным вливанием норадреналина для устранения излишней гипотонии. Хорошее впечатление оставляет поддержание наркоза циклопропаном в закрытой системе с активным поглощением углекислоты. Этот наркотик хорошо переносится больными и не лимитирует подачу кислорода. Он не без оснований считается наркотиком выбора у больных с патологией печени, подвергаемых большим операциям. Вся беда в том, что циклопропан малодоступен для наших анестезиологов.

Эфир не должен применяться у этой группы больных из-за прямого токсического влияния на паренхиму печени и его способности к гликогенолизу даже в том случае, если он подается в относительно малых концентрациях.

Читайте также:  При месячных болит желудок и печень

источник

Заболевания печени могут в значительной степени увеличить риск предстоящего оперативного вмешательства и наркоза. В целом вероятность потенциальных осложнений зависит от целого ряда факторов: типа операции, вида анестезии, степени тяжести имеющегося заболевания печени.

Основную опасность для печени представляют следующие состояния: снижение доставки крови и кислорода к печени, токсическое воздействие на печень некоторых лекарственных препаратов. Снижение кровообращения печени наблюдается при снижении артериального давления и (или) остром кровотечении – состояниях возникающих при операциях не так уж редко. Снижению доставки кислорода к печени нередко сопутствуют такие осложнения хронического гепатита и цирроза, как гидроторакс и асцит. Как ни странно, но большинство современных препаратов для наркоза являются относительно безопасными для печени, большее значение в плане гепатотоксичности имеют лекарственные препараты, использующиеся в послеоперационном периоде (антибиотики и пр.).

В каких ситуациях проведение наркоза и операции при гепатите, циррозе, а также других болезнях печени будет нежелательным или противопоказанным? Абсолютными противопоказаниями для оперативных вмешательств выступают следующие состояния:

острая печёночная недостаточность;

острый вирусный или алкогольный гепатит;

цирроз печени, осложнённый острой почечной недостаточностью, дыхательной недостаточностью или тяжёлым нарушением свёртывающей системой крови.

При наличии абсолютных противопоказаний выполнение оперативного вмешательства возможно лишь по жизненным показаниям, то есть при острых хирургических заболеваниях, представляющих реальную угрозу для жизни.

Существует также ряд состояний проведение операций при которых является нежелательным, так как грозит большим риском серьёзных осложнений. К таким относительным противопоказаниями для наркоза и операции при гепатите и циррозе относят:

Хронический гепатит с высокой степенью активности (уровень АСТ и АЛТ повышен более 10 норм).

Цирроз печени с оценкой по шкале MELD более 15 баллов (10-15 баллов – операция возможна лишь после тщательного взвешивания риска/пользы; менее 10 баллов – проведение операции не противопоказано). Воспользоваться шкалой MELD можно на следующем сайте: http://www.mdcalc.com/meld-score-model-for-end-stage-liver-disease-12-and-older/ Единицы перевода: билирубин 1 ммоль/л = 0.0585 мг/дл, креатинин 1 ммоль/л = 0.0113 мг/дл.

Минимальная, низкая и умеренная активность хронического гепатита не являются противопоказаниями к операции. Единственное, важно чтобы заболевание имело относительно стабильное течение, то есть на момент выполнения операции хронический гепатит не должен прогрессировать.

Для того чтобы предстоящая операция и наркоз прошли благополучно важно достичь максимальной компенсации существующей болезни печени. Активного медикаментозного лечения требуют осложнения цирроза: асцит, энцефалопатия, нарушение функционирования почек и свёртывающей системы крови. Мы не будет останавливаться на особенностях лечение болезней печени, так как это является темой для большой отдельной статьи.

Наиболее оптимальными видами наркоза при хроническом гепатите и циррозе являются местная и регионарная анестезия. При этих видах обезболивания используется всего лишь один единственный лекарственный препарат – местный анестетик. В тоже время важно подчеркнуть, что современные препараты для общего наркоза при гепатите и циррозе являются также достаточно безопасными (к этим препаратам относят такие ингаляционные анестетики, как изофлюран и севофлюран, а также внутривенный анестетик — пропофол). Единственным препаратом, применение которого при гепатите и циррозе нежелательно является галотан (фторотан). Около 20% метаболизма галотана происходит в печени, поэтому использование этого наркозного препарата может ухудшить и без того нарушенную работу печени (по данным статистики у 1 из 7-20 тысяч пациентов, которым проводится галотановый наркоз, развивается острый гепатит).

источник

Министерство образования Российской Федерации

Пензенский Государственный Университет

«Влияние анестезии на функцию печени»

Выполнила: студентка V курса ———-

3. Метаболизм лекарственных препаратов

4. Образование и экскреция желчи

5. Лабораторная оценка функции печени

6. Дисфункция печени, ассоциированная с галогенизированными анестетиками

7. Заболевания желчных путей

Во время регионарной и общей анестезии печеночный кровоток снижается. Этот эффект опосредуют различные факторы, в том числе действие анестетиков, характер респираторной поддержки и тип операции.

Все ингаляционные анестетики снижают кровоток в воротной вене. Самое значительное снижение вызывает галотан, наименее выраженное — изофлюран. Более того, изофлюран является единственным ингаляционным анестетиком, вызывающим выраженную прямую артериальную вазодилатацию, что повышает кровоток в печеночной артерии. Тем не менее, даже при использовании изофлюрана общий печеночный кровоток уменьшается, потому что снижение кровотока в воротной вене компенсирует любое увеличение кровотока в печеночной артерии. Все анестетики вызывают опосредованное снижение печеночного кровотока, пропорциональное уменьшению среднего АД или сердечного выброса. Снижение сердечного выброса вызывает уменьшение печеночного кровотока в результате рефлекторной активации симпатической нервной системы, которая приводит к спазму брыжеечных артериальных и венозных сосудов. Спинномозговая и эпидуральная анестезия (при адекватном восполнении ОЦК) вызывает снижение печеночного кровотока в основном за счет уменьшения АД, тогда как общая анестезия — вследствие снижения АД, сердечного выброса, а также симпатической активации.

Гемодинамические эффекты ИВЛ оказывают существенное влияние на печеночный кровоток. Принудительная ИВЛ с высоким средним давлением в дыхательных путях снижает венозный возврат к сердцу и сердечный выброс, что нарушает печеночный кровоток. Снижение венозного возврата вызывает повышение давления в печеночных венах, а снижение сердечного выброса приводит к уменьшению АД и повышению симпатического тонуса. Положительное давление в конце выдоха (ПДКВ) потенциирует эти эффекты ИВЛ. Очевидно, что самостоятельное дыхание имеет явное преимущество перед ИВЛ в отношении поддержания адекватного печеночного кровотока. Гипоксемия снижает печеночный кровоток в результате симпатической активации. Гипокапния, гиперкапния, ацидоз и алкалоз оказывают довольно непредсказуемое влияние на печеночный кровоток, что объясняется сложным взаимодействием прямых эффектов (увеличение кровотока при гиперкапнии и ацидозе и снижение при гипокапнии и алкалозе), вторичного влияния на симпатическую нервную систему (активация при гиперкапнии и ацидозе), способа дыхания (самостоятельное дыхание или принудительная ИВЛ) и действия анестетиков.

Хирургические манипуляции в области печени могут вызвать снижение печеночного кровотока на 60% от исходной величины. Хотя механизм этого явления не вполне ясен, наиболее вероятной причиной является повышение симпатической активности, местные рефлексы и прямое сдавление сосудов системы воротной вены и печеночной артерии.

Печеночный кровоток снижают β-адреноблокаторы, α1 -адреномиметики, блокаторы Н2 -рецепторов и вазопрессин. Низкие дозы дофамина могут увеличивать печеночный кровоток.

Влияние различных анестетиков на промежуточный метаболизм углеводов, жиров и белков в печени остается еще недостаточно изученным. В ответ на хирургическую травму и голодание развивается эндокринная стрессовая реакция, характеризующаяся повышением уровня циркулирующих в крови катехоламинов, глюкагона и кортизола. Мобилизация углеводов приводит к гипергликемии, мобилизация белков — к отрицательному балансу азота. Эндокринную стрессовую реакцию можно подавить (по крайней мере, частично) с помощью регионарной анестезии, глубокой общей анестезии, а также медикаментозной блокады симпатической нервной системы.

3. Метаболизм лекарственных препаратов

Галотан оказывает прямое ингибирующее действие на метаболизм некоторых лекарственных препаратов (фенитоин, варфарин и кетамин). С другой стороны, галотан и другие ингаляционные анестетики, снижая печеночный кровоток, могут оказывать и опосредованное влияние на фармакокинетику некоторых лекарственных препаратов (фентанил, верапамил, пропранолол).

4. Образование и экскреция желчи

Достоверная информация о влиянии анестетиков на образование и накопление желчи отсутствует. Все опиоиды могут вызывать спазм сфинктера Одди и повышать давление в желчных путях (фентанил > морфин> меперидин > буторфанол >налбуфин). Альфентанил оказывает аналогичное фентанилу, но менее продолжительное действие. Следовательно, введение опиоидов в/в может вызвать приступ желчной колики или привести к ложноположительному результату холангиографии. Медленное дробное введение опиоидов снижает риск спазма сфинктера Одди. Галотан и, в меньшей степени, энфлюран, снижают повышенное давление в желчных путях, обусловленное применением опиоидов. Налоксон и глюкагон (1-3 мг) также устраняют спазм сфинктера Одди, вызванный опиоидами.

5. Лабораторная оценка функции печени

У больных без сопутствующих заболеваний в послеоперационном периоде с помощью высокочувствительных тестов часто удается выявить легкую дисфункцию печени. Этот эффект обусловлен различными факторами, в том числе снижением печеночного кровотока вследствие действия анестетиков и симпатической активации, а также самой операцией. Хирургические манипуляции в области печени часто вызывают небольшое повышение концентрации лактатдегидрогеназы и трансаминаз вне зависимости от применяемого анестетика и методики анестезии.

Значительные отклонения, обнаруженные при лабораторном исследовании функции печени в послеоперационном периоде, могут быть обусловлены сопутствующим заболеванием печени или самим хирургическим вмешательством.Стойкие изменения функциональных печеночных тестов наблюдаются при вирусном гепатите (обычно трансфузионного характера), сепсисе, идиосинкразии к лекарственным препаратам и хирургических осложнениях. Послеоперационная желтуха может быть обусловлена различными причинами, но чаще всего она возникает вследствие повышенного образования билирубина при рассасывании большой гематомы или разрушении эритроцитов после переливания крови. Тем не менее, следует исключить все другие причины желтухи. Для точной диагностики необходимо проанализировать результаты предоперационного исследования функции печени, а также оценить интра- и послеоперационные факторы риска (переливание крови, устойчивая артериальная гипотония или гипоксемия, применение гепатотоксичиых лекарственных препаратов).

6. Дисфункция печени, ассоциированная с галогенизированными анестетиками

Галотан, первый галогенизированный ингаляционный анестетик, был введен в клиническую практику в 1956 году, и уже вскоре после этого появились сообщения о первых случаях «галотанового гепатита». С тех пор как это осложнение получило широкую известность и его стали легко диагностировать, появились сообщения о гепатите, ассоциированном с использованием метоксифлюрана, энфлюрана и изофлюрана. Десфлюрановый гепатит не описан.

Существует ряд гипотез в отношении механизма галотанового гепатита, в том числе образование гепатотоксичных промежуточных продуктов расщепления галотана и иммунная гиперчувствителыгасть. У некоторых больных были обнаружены антитела, направленные против компонентов гепатоцитов. У крыс выявлена генетически детерминированная чувствительность к галотану; предполагается, что подобная восприимчивость может наблюдаться и у человека. В эксперименте па некоторых видах лабораторных животных обнаружено, что восстановление галотана в условиях гипоксии может приводить к появлению гепатотоксичных промежуточных продуктов. В других лабораторных моделях выявлено, что окисление галотана приводит к образованию трифторуксусной кислоты, а трифторацетилирование тканевых белков может повреждать гепатоциты.

Диагноз галотанового гепатита устанавливают методом исключения. Необходимо исключить поражение печени вирусами гепатита А, В и С, цитомегаловирусом, вирусом Эпштейна-Барр и вирусами герпеса. Тяжесть может варьировать от бессимптомного повышения концентрации сывороточных трансаминаз до молниеносного некроза печени. Частота легких форм галотанового гепатита у взрослых после второй экспозиции к галотану достигает 20%, в то время как частота летальных некрозов печени составляет приблизительно 1:35 000. В ходе эпидемиологических исследований выявлено несколько факторов риска этого синдрома: средний возраст, ожирение, женский пол и повторное применение галотана (особенно в пределах 28 суток).Дети подросткового возраста более устойчивы к этому осложнению, частота которого у них варьирует от 1:80 000 до 1:200 000.

Гепатиты после анестезии энфлюраном и изофлюраном возникают очень редко, частота составляет 1:300000-1:500000. Многие исследователи даже ставят под сомнении связь между гепатитами и этими анестетиками — особенно изофлюраном.

7. Заболевания желчных путей

При заболеваниях желчных путей часто возникает холестаз — нарушение или полное прекращение оттока желчи. Наиболее распространенной причиной холестаза является обструкция внепеченочных желчных путей (обтурационная желтуха). Обструкция желчных путей может быть обусловлена камнем в общем желчном протоке, его стриктурой или сдавлением опухолью. Клиническая картина полной (или практически полной) обструкции общего желчного протока: прогрессирующая желтуха, темная моча, обесцвеченный кал, кожный зуд.

источник

Риск является неотъемлемой частью всей нашей жизни. Многие вещи, которые мы делаем в своей повседневной жизни, связаны с определенным риском для нашего здоровья – это и вождение автомобиля, и купание в водоеме, и даже употребление некоторых видов пищи.

Читайте также:  Как лечить печень при плохой печеночной пробы

Многие используемые в современной медицине лечебные методики, призванные по определению улучшить состояние здоровья пациентов, могут сами по себе стать причиной развития серьезных осложнений, как это и не парадоксально может звучать. Не являются исключениями и проводимые хирургические вмешательства (являющиеся порой причиной серьёзных хирургических осложнений), и выполняемая анестезия, о роли которой мы и хотим поговорить в этой статье.

Анестезия предназначена для защиты Вашего организма от операционной травмы. Анестезия – это не столько обезболивание, сколько обеспечение безопасности Вашей жизни во время операции. Несмотря на то, что анестезия, как таковая, является большим благом и положительной составляющей операции, в тоже время, она сама может явиться причиной развития серьезных реакций и осложнений.

Ваш анестезиолог сможет подробнее рассказать, какой риск имеет для Вас запланированная операция и анестезия. Ниже мы расскажем Вам о наиболее частых реакциях и осложнениях, которые могут быть последствиями наркоза и анестезии.

Прежде, следует сказать, что все реакции и осложнения по частоте развития принято разделять на пять градаций:

Для большей простоты и лучшего понимания мы представили Вам все возможные осложнения анестезии и последствия наркоза в виде трех блоков:

Это очень частое последствие анестезии, встречающееся примерно в 30% случаев. Тошнота чаще характерна для общей, чем для регионарной анестезии. Вот некоторые советы, которые Вам помогут уменьшить риск возникновения тошноты:

— не следует в течение первых часов после операции проявлять активность – садиться и вставать с кровати;

— избегайте употребления воды и пищи сразу после операции;

— хорошее обезболивание также важно, так как сильная боль может вызвать тошноту, поэтому при возникновении боли сообщите об этом медицинскому персоналу;

— уменьшить чувство тошноты сможет глубокое дыхание с медленным вдыханием воздуха.

Выраженность её может варьировать от дискомфорта до тяжелой постоянной боли, беспокоящей при разговоре или глотании. Также может ощущаться сухость во рту. Эти симптомы могут проходить через несколько часов после операции, но могут оставаться и на протяжении двух и более дней. Если в течение двух дней после операции вышеописанные симптомы не пройдут, то обратитесь к Вашему лечащему доктору. Боль в горле является только последствием, а не осложнением наркоза.

Дрожь, являющаяся ещё одним последствием анестезии, представляет для пациентов определенную проблему, так как вызывает у них большой дискомфорт, хотя чаще всего не предоставляет никакой опасности для организма и длится примерно 20-30 минут. Дрожь может случиться как после общей анестезии, так и быть осложнением эпидуральной или спинальной анестезии. Вы сможете несколько уменьшить вероятность развития дрожи, если будите держать свой организм в тепле до операции. Нужно заранее позаботиться о теплых вещах. Помните, что в госпитале может быть прохладнее, чем у Вас дома.

  • Головокружение и предобморочное состояние

Остаточное действие анестетиков может проявляться в виде некоторого снижения артериального давления, кроме того, к такому же эффекту может приводить обезвоживание, являющееся не такой уж редкостью после операции. Снижение давления может вызвать головокружение, слабость, предобморочное состояние.

Существует много причин, способных вызвать головную боль. Это лекарства, используемые для анестезии, сама операция, обезвоживание и просто излишнее беспокойство пациента. Чаще всего головная боль проходит через несколько часов после анестезии самостоятельно или после приёма обезболивающих препаратов. Сильная головная боль может быть осложнением как спинальной анестезии, так и осложнением эпидурального обезболивания. Особенности её лечения подробно изложены в статье «Головная боль после спинальной анестезии».

Обычно зуд является побочной реакцией на лекарства для анестезии (в частности, морфин), однако зуд также может быть проявлением и аллергической реакции, поэтому при его возникновении необходимо обязательно сообщить своему лечащему врачу.

Во время операции пациент достаточно длительное время находится в одном неизменном положении на твердом операционном столе, что может привести к «уставанию» спины и, в конечном итоге, к возникновению после операции боли в пояснице.

Наиболее часто мышечные боли после наркоза встречаются у молодых людей мужского пола, чаще всего их возникновение связано с использованием при анестезии лекарства под названием дитилин, применяемого обычно в экстренной хирургии, а также ситуации, когда желудок пациента несвободен от пищи. Боли в мышцах являются последствием наркоза (общей анестезии), они симметричны, локализуются чаще в шее, плечах, верхней части живота и продолжаются примерно 2-3 суток после операции.

Некоторые пациенты, чаще всего пожилого возраста, после операции и анестезии имеют спутанное сознание. Их память может ухудшаться, а поведение может отличаться от характерного для них привычного состояния. Это может сильно беспокоить Вас, Вашу семью, друзей и близких. Однако все эти явления должны исчезнуть вместе с выздоровлением от операции.

Снизить вероятность послеоперационного нарушения сознания сможет выполнение следующих рекомендаций:

— до госпитализации постарайтесь быть максимально здоровыми, питайтесь здоровой пищей, делайте физические упражнения;

— поговорите с Вашим анестезиологом о возможности проведения операции под регионарной анестезией;

— если Ваша операция не большая по объему и Вы живете не одни дома, то обговорите с Вашим лечащим хирургом возможность максимально раннего возвращения домой после операции;

— убедитесь, что Вы не забыли взять в больницу Ваши контактные линзы и слуховой аппарат;

— если Ваш лечащий доктор не сказал обратного, то продолжайте принимать и в больнице Ваши привычные домашние лекарства;

— если Вы употребляете алкоголь, то следует проконсультироваться с наркологом, как можно безопасно уменьшить, а затем полностью прекратить его прием. В больнице Вы также должны сообщить Вашим лечащим врачам сколько алкоголя Вы употребляете.

Лёгочная инфекция (бронхит, пневмония) чаще всего является последствием общей анестезии (наркоза). Несколько простых мер позволят значительно снизить риск этого осложнения:

— если Вы курильщик, то следует бросить курить примерно за 6 недель до оперативного вмешательства;

— если у Вас есть хроническое легочное заболевание, то оно должно быть максимально пролечено перед планируемой Вам анестезией. Для этого еще до госпитализации обратитесь за медицинской помощью к своему лечащему терапевту или пульмонологу;

— хорошее обезболивание после операции — это залог хорошего дыхания и способности к откашливанию, а, следовательно, важное звено в уменьшении риска легочного инфицирования. Переговорите с Вашим анестезиологом на предмет проведения послеоперационного эпидурального обезболивания, если Вам предстоит большое оперативное вмешательство на органах грудной или брюшной полости.

  • Травмирование зубов, губ, языка

Общая анестезия представляет некоторый риск для повреждения зубов, что случается примерно в 1 случае из 45000 анестезий. Серьезные повреждения языка достаточно редки. А вот небольшие повреждения губ или языка встречаются достаточно часто — примерно в 5% случаев общей анестезии.

Если Ваши зубы или дёсны находятся в плохом состоянии, то предупредить возможные проблемы с зубами Вам поможет дооперационный визит к стоматологу. Если Вы знаете, что при предыдущей анестезии были сложности с введением дыхательной трубки или были повреждены зубы, то обязательно сообщите эту информацию Вашему анестезиологу.

  • Пробуждение во время анестезии

Когда пациенту проводится общая анестезия, то он находится в бессознательном состоянии. Пробуждение во время анестезии представляет собой ситуацию, когда во время операции к пациенту возвращается сознание, и уже после наркоза он может вспомнить некоторые эпизоды самой операции. К счастью, это очень неприятное наркозное осложнения встречается в реальной жизни крайне редко.

Это вид осложнений характеризуется возникновением чувства онемения, пощипывания или боли. Также может иметь место нарушение ощущения тепла или холода. Кроме того, может быть ощущение слабости в конечности или паралич. В зависимости от объема поражения все эти проявления могут беспокоить в каком-либо небольшом участке тела или всей конечности. Обычно все жалобы, в зависимости от первоначальной выраженности симптомов, проходят через несколько дней или месяцев. Полное выздоровление иногда может затянуться до года. Наиболее часто происходит травмирование локтевого нерва в области локтя, а также малоберцового нерва в области колена.

  • Травмирование нервов, являющееся осложнением эпидуральной анестезии, а также осложнением спинальной анестезии

Эти осложнения являются редкими и обычно временными повреждениями, проходящими через несколько недель-месяцев. Случаи же полного обездвиживания (паралича) одной или двух конечностей очень редки (примерно 1 случай на 50 000).

Если после оперативного вмешательства появились признаки травмирования нерва, то это ещё не означает, что причиной этому явилась эпидуральная или спинальная анестезии. Ниже представлены другие не менее частые причины, которые могут вызвать травмирование нервов:

— нерв может быть травмирован хирургом (к сожалению, во время некоторых операций этого иногда сложно и невозможно избежать);

— положение, в котором Вы размещались на операционном столе, может привести к сдавливанию или натяжению нерва, вызвав его повреждение;

— использование хирургом турникетов с целью уменьшения объема кровопотери во время операции оказывает давление на нерв, также способствуя его повреждению;

— кроме того, причиной сдавления нерва может быть послеоперационный отек (в области операции);

— наличие таких сопутствующих хронических болезней, как сахарный диабет или атеросклероз сосудов существенно увеличивают риск повреждения нервов во время анестезии

  • Серьёзная аллергическая реакция (анафилаксия)

Во время проведения анестезии, как, впрочем, и на протяжении всего пребывания в больнице Вы постоянно будите получать большое количество медикаментов, необходимых для Вашего скорейшего выздоровления. Все эти лекарства могут явиться причиной очень сильной аллергической реакции – анафилаксии. Частота её развития составляет примерно 1 случай на 15000 анестезий. Как правило, врач-анестезиолог успешно диагностирует и лечит это грозное осложнение, однако статистически одна из двадцати таких серьезных реакций может привести к смерти.

  • Повреждение глаз во время общей анестезии

Это нечастое или редкое осложнение наркоза. Наиболее частый тип травмирования глаз во время и после общей анестезии это повреждения роговицы (примерно 1 случай на 2000 анестезий). Эта патология не влияет на остроту зрения, однако может приводить к появлению темной или расплывчатой точки на поврежденном глазу. Чаще всего травмирование роговицы происходит по причине того, что во время наркоза веки пациента не всегда полностью смыкаются. Вследствие этого роговица становится сухой и к ней «приклеивается» веко с внутренней стороны. Далее при открывании глаз и происходит повреждение роговицы.

Повреждение глаз, приводящие к потере зрения, статистически являются крайне редким явлениям.

  • Смерть или поражение головного мозга

Если пациент относительно здоров и ему предстоит не экстренная операция, то риск смерти очень не велик и составляет около 1 случая на 100 000 общих анестезий. Риск увеличивается, если пациент пожилого возраста, если операция экстренная или обширная по своему объему, если есть предшествующие проблемы со здоровьем (особенно болезни сердца или легких), а также, если общее состояние пациента перед операцией является тяжелым. Риск инсульта, приводящего к поражению головного мозга, увеличивается у пожилых лиц, у пациентов ранее перенесших инсульт, а также в случае, если операция проводится на головном мозге, шее, сонных артериях или сердце.

источник