Меню Рубрики

Где делают пересадку печени в казахстане

Трансплантация печени – это фактически лечение острых заболеваний, вызывающих полную дисфункцию печени. Данная процедура заключается в замене больной печени здоровой печенью. Самый распространенный из методов – ортотопическая трансплантация. Суть данного метода заключается в удалении печени у пациента с последующей ее заменой. Донорскую печень размещают ровно в таком же анатомическом положении, в котором находился исходный орган.

Известно, что данная процедура является одной из сложнейших, поскольку требует донорского органа и связанного с этим, как безопасного получения, так и безопасной имплантации. Также процедура сложна в выполнении, поэтому она может проводиться только в тех учреждениях, которые оснащены необходимым оборудованием и при высококвалифицированном составе врачей-трансплантологов. Операция занимает от 8 до 18 часов.

После операции пациент проводит в реанимации более недели. Это необходимо для того, чтобы наблюдать за показателями и поведением трансплантированной печени пациенту. В течение трех дней после операции, пересаженный орган, может быть отторгнутым организмом по ряду причин. Именно поэтому нахождение человека в реанимации под наблюдением врачей строго необходимо. Если по истечению 3 дней никаких отклонений не наблюдалось – операцию можно считать успешной.

Показания к данной процедуре:

  • Болезнь Вильсона-Коновалова;
  • Возникает, как правило, из-за отравления
  • Гемохроматоз;
  • Наличие опухоли в печени и отсутствии метастазы в других органах
  • Онкология;
  • Острая печеночная недостаточность;
  • Тяжелая форма вирусного гепатита (кроме гепатита А);
  • Цирроз печени;
  • Цирротическая форма муковисцидоза.

Несмотря на то, что данная операция является самым эффективным методом при заболеваниях печени на конечной стадии, противопоказания она все же имеет, среди них:

  • Активные инфекции;
  • Внутричерепное давление;
  • Декомпенсированное сердечно-лёгочное заболевание;
  • Метастазы злокачественной опухоли;
  • Метастатическая стадия гепатоцеллюлярной карциномы;
  • Пониженное церебральное перфузионное давление;
  • Психологическая несостоятельность пациента;
  • Сепсис;
  • Социальная несостоятельность пациента;
  • СПИД;
  • Тяжелая легочная гипертензия;
  • Физическая несостоятельность пациента;
  • Холангиокарцинома.

Печень – это уникальный орган, способный к регенерации, то есть к вырастанию до полного размера из одной доли. Донорскую печень можно получить, как от мертвого человека, так и от живого. К сожалению, получение органа у мертвого человека в Казахстане, да и во многих странах СНГ практикуется намного меньше, чем в США, Израиле, Южной Корее и Германии (страны-лидеры по трансплантации печени).

Как правило, больного заносят в список ожидания. Как долго продлится это ожидание – неизвестно, поэтому самым эффективным и оптимальным способом является донорство ближайшего родственника. Для этого необходимо:

  • Быть в возрасте от 18 до 60 лет;
  • Иметь группу крови, идентичную или совместимую с группой крови пациента;
  • Иметь здоровую печень без повреждений и патологий;
  • Быть здоровым в целом.

Жизнь такого человека становится хрупка и это факт. После такой операции необходимо:

  • Отказаться от всех вредных привычек;
  • Питаться здоровой пищей;
  • Постоянно принимать иммуносупрессоры.

Есть ли другой шанс для лечения больных, которые нуждаются в пересадке печени?

К сожалению, другого шанса нет, поскольку данный способ является самым эффективным и надежным. Шансов больше, у тех, у кого находится донор среди родственников, но те, кто такой возможностью не располагает – умирает, так и не дождавшись донорского органа от чужого человека.

Сколько стоит пересадка печени?

В Казахстане такая операция стоит около 5 миллионов тенге, которая чаще всего проводится за счет государства. В США она стоит около 500.000 долларов, а в Германии – 400.000 долларов. В Израиле 270.000 долларов и в Южной Корее – 250.000 долларов.

Возможна ли живая пересадка без донорства органов?

Такая пересадка проводится чаще всего, поскольку в Казахстане процент пожертвования органов крайне низок.

Что если нужна трансплантация печени младенцу?

Трансплантация печени младенцам чаще всего производится при обнаружении наличия у младенца желтухи. Длительная желтуха поражает и нарушает функции печени, поэтому трансплантация в таком случае остро необходима.

Имеет ли значение возраст при донорстве органов?

Имеет значение не только возраст, но и состояние здоровья. Донором может стать только совершеннолетний человек до 60 лет. Это объясняется тем, что операция сложна и даже при наличии здоровой печени у пожилого человека – трансплантация не будет проведена. Это опасно тем, что организм человека в пожилом возрасте может элементарно не выдержать таких манипуляций. Необходимо помнить, что в данной ситуации цель врача не только вылечить больного, но и не покалечить донора.

Растет ли число трансплантации органов?

Растет. Однако, в связи с отсутствием донорской печени большинству людей приходится ждать так долго, что порой это приводит к летальному исходу

Шансы на получение печени от чужого донора

Разумеется, в Казахстане шансы крайне низки, поскольку лишь половина трансплантаций выполняется за счет получения органа от мертвого человека, а другая половина за счет донорства близких человеку людей. Хотя в США практически все операции выполняются за счет изъятия здоровой печени у мертвого человека. Также, в случае попадания в список ожидания – резко сокращаются шансы утех, кто болен ВИЧ или СПИДом или имеет алкогольную зависимость. Врачи расценивают людей с отсутствием таких заболеваний как более достойных для трансплантации. К тому же, инфицированный организм с высокой вероятностью будет отторгать новый орган, а при алкоголизме – никто не дает гарантий, что такой человек снова не вернется к подобному образу жизни, что неминуемо приведет его к смерти.

источник

РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК)
Версия: Клинические протоколы МЗ РК — 2017

Одобрен объединенной комиссией по качеству медицинских услуг
Министерства здравоохранения Республики Казахстан
от «10» ноября 2017 года
Протокол № 32

Трансплантация печени – это органозамещающий/органосовмещающий метод оперативного лечения терминальных стадий заболеваний печени [1].

Дата разработки/пересмотра протокола: 2014 год (пересмотрен 2017 г.).

Пользователи протокола: трансплантологи, анестезиологи-реаниматологи, хирурги, инфекционисты, терапевты, врачи общей практики.

Категория пациентов: взрослые.

По типу пересаживаемого органа: · трансплантация целой печени, полученной от посмертного донора;
· трансплантация части печени (редуцированная печень или часть разделенной печени — сплит-трансплантация), полученной от посмертного донора;
· трансплантация части печени, полученной от живого донора.
По варианту модели трансплантации: · ортотопическая трансплантация печени – пересадка донорской печени на место удалённой печени реципиента;
гетеротопическая трансплантация добавочной печени – в этом случае донорская ткань печени пересаживается реципиенту и при этом сохраняется его собственная печень.

МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ

Перечень основных и дополнительных диагностических мероприятий

Перечень основных диагностических мероприятий
· определение группа крови, Rh-фактор;
· общий анализ крови;
· общий анализ мочи;
· развернутая коагулограмма (АЧТВ, ПТИ, МНО, фибриноген А, антитромбин-III, D-димер);
· УЗИ брюшной полости и плевральных полостей;
· ЭКГ;
· консультация гепатолога;
· ИФА на сифилис.

Перечень дополнительных диагностических мероприятий:
· развернутый биохимический анализ крови (общий белок и белковые фракции, электролиты, трансаминазы, билирубин и его фракции, амилазу, креатинин, мочевина, аммиак, лактат, С – реактивный белок);
· определение вирусов гепатитов В, С и D методом ПЦР (качественный, количественный тест);
· определение общих антител классов А, М,G в сыворотке крови серологическим методом;
· определение онкомаркеров (CA 19-9, CA 125; АФП; РЭА);
· бактериологической обследование мочи и крови [27];
· определение антинуклеарных аутоантител (AMA, ANA) в сыворотке крови ИФА методом;
· ИФА вирусные гепатиты В, С и D;
· анализ крови на ВИЧ-инфекцию;
· ИФА на вирусы группы герпесов (герпес 1,2,8, цитомегаловирус, вирус Эбштейн-Барра);
· исследование с применением моноклональных антител иммуногистохимическим методом;
· МРХПГ;
· бактериальный посев асцитической жидкости;
· HLA-типирование по показаниям;
· кросс матч с донором по показаниям;
· спирография;
· консультация врача-инфекциониста;
· гормоны крови: ТТГ, Т4 свободный, Т3 свободный
· спирография;
· обзорная рентгенография органов грудной клетки;
· эзофагогастродуоденоскопия;
· эхокардиография;
· допплерография сосудов брюшной полости;
· КТ брюшной полости с ангиографией.
· консультация кардиолога;
· консультация психолога;
· консультация врача-инфекциониста;
· консультация оториноларинголога;
· консультация стоматолога;

Получить консультацию по медтуризму

Получить консультацию по медтуризму

МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ЛЕЧЕНИЯ

Цель проведения процедуры/вмешательства:
· радикальное лечение пациента с терминальной стадией заболевания печени.

Показания и противопоказания к процедуре/вмешательству:

Показания к процедуре/вмешательству:
· терминальные стадии заболевания печени, при которых ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 1 года (классы В и С по Child-Turcotte-Pugh);
· цирроз печени со стойкой паренхиматозной желтухой;
· цирроз печени с энцефалопатией (в т.ч. после проведения TIPS);
· цирроз печени с повторными кровотечениями из расширенных вен пищевода;
· цирроз печени, сопровождающийся гепаторенальным синдромом, устойчивым асцитом, нарастающей печеночной недостаточностью;
· очаговое заболевание печени, при котором технически невозможна резекция (из-за большого очага или при множественных очагах);
· гепатоцеллюлярная карцинома в пределах Миланских критериев или UCSF;
· билиарная атрезия и врожденные аномалии желчных протоков;
· острая печеночная недостаточность;
· нестерпимый неконтролируемый кожный зуд, снижающий качество жизни.

Противопоказания к процедуре/вмешательству
· заболевания сердца, легких, ЦНС в стадии декомпенсации;
· резистентный туберкулез;
· ВИЧ-инфекция;
· сифилис в активной фазе;
· инфекции, не контролируемые терапией;
· онкологические заболевания, за исключением гепатоцеллюлярной карциномы в пределах Миланских или UCSF критериев;
· алкоголизм (не поддающийся лечению);
· наркомания (не поддающаяся лечению);
· полное отсутствие психологической готовности пациента к пересадке печени.

Требования к проведению процедуры/вмешательства:

Требование к соблюдению мер безопасности, санитарно-противоэпидемическому режиму [21]

Требования к оснащению [22,23]:
Техническое оснащение:
· кавитационный хирургический аспиратор (ультразвуковой и/или водоструйный);
· электрохирургический коагулятор с наличием режимов резания (рассечения), коагуляции, биполяра и лигирования сосудов;
· система для непрерывной аутотрансфузии крови;
· микрохирургический набор инструментов;
· стационарный операционный микроскоп;
· мобильная рентгенологическая установка (С-дуга);
· многофункциональный ранорасширитель;
· оптические приборы (бинокулярная лупа);
· аппарат для быстрой инфузии, с подогревом растворов;
· аппарат искусственного кровообращения (вено-венозный обход – байпас);
· прибор для пункционной биопсии печени (пистолет) и одноразовые иголки;
· аппарат для мониторинга центральной гемодинамики;
· аппарат для определения глубины анестезии;
· аппарат для согревания пациентов;
· зажим для пережатия нижней полой вены;
· клипаторы с клипсами (маленькие, средние, большие);
· УЗИ аппарат с плоским датчиком;
· холодильники с морозильными камерами;
· передвижной операционный стол для подготовки печеночного графта.
· ангиография.

Требования к расходным материалам:
· сшивающие аппараты для сосудов;
· сшивающие аппараты для кишечника;
· синтетические сосудистые протезы;
· двухбаллонные катетеры;
· контейнер для перевозки органа;
· рассасывающийся и нерассасывающийся монофиламентный шовный материал;
· каркасные билиарные дренажи.

Требования к подготовке пациента:
· вечером накануне операции легкий ужин до 18:00 час, в день операции – голод;
· очистка кишечника;
· побрить операционное поле утром в день операции;
· провести перед операцией все гигиенические процедуры: прополоскать полость рта, почистить зубы, снять съемные зубные протезы, очистить полость носа, мужчинам побриться;
· стандартная для хирургических пациентов подготовка операционного поля (асептическим раствором).

Антибиотикопрофилактика:
· выбор антибиотика проводится в соответственности с чувствительностью выделенной у пациента патологической флоры;
· антибиотик вводится внутривенно за 30-60 минут до начала операции.

Медикаментозная поддержка во время операции:
Иммуносупрессивная терапия (с целью профилактики отторжения трансплантата):
· метилпреднизолон интраоперационно:
— перед пережатием нижней полой вены – 500 мг в/в;
— перед реперфузией трансплантата – 500 мг в/в;
· базиликсимаб – 20 мг, в/в, перед реперфузией (по показаниям при транплантации печени от живого донора).

Профилактика реинфекции вирусом гепатита B и D:
Интраоперационное введение (в агепатический период) иммуноглобулина против гепатита B (HBIg).

Профилактика и лечение цитомегаловирусной инфекции:
Рутинная профилактика ЦМВИ не рекомендуется у большинства пациентов D-R- реципиентов печени.

Профилактика для реципиентов с высоким риском развития ЦМВИ: валганцикловир внутрь 450 мг, 2 раз в сутки (доза препарата зависит от функции почек).

Профилактика других герпетических инфекций (простой герпес, герпес зостер) проводится с помощью валацикловира 500 мг 2 раза в день.
· анестезиологическое пособие;
· премедикация стандартная;
· мониторинг состояния пациента (ЭКГ 5 отведений), IBP, CVP, измерение центральной гемодинамики (PAР, WP, СО, CI, PVR), пульсоксиметрия, температура пациента, капнография);
· гемотрансфузионная терапия под контролем тромбоэлластографии [24]:
· свежезамороженная плазма;
· криопреципитат;
· тромбомасса;
· свежая эритроцитарная масса.

Гемостатическая терапия при когулопатических кровотечениях:
· октаплекс 0,9-1,9 мл/кг, максимальная разовая доза 3.000 МЕ.
Расчет необходимой дозы для лечения является в основном эмпирическим из расчета, что 1МЕ фактора II или фактора Х на 1 кг массы тела, соответственно, увеличивает активность плазменного фактора II или Х на 0,02 и 0,017 МЕ/мл.
· эптаког альфа:
— начальная доза 90 мкг/кг;
— вторая доза вводится через 2 ч;
— затем препарат вводится с 2-3 часовыми интервалами на протяжении первых 24-48 ч в зависимости от проводимого вмешательства и клинического состояния пациента.

Лечение портальной гипертензии:
· пропранолол 20—180 мг, 2 раза в сутки или карведилол 6,25 — 25 мг/сутки в сочетании со склеротерапией или перевязкой варикозных сосудов

Остановка кровотечения:
· терлипрессин 1 мг в/в струйно, затем 1 мг каждые 4 часа в течение 24 часов.
· соматостатин* при портальной гипертензии по 250 мг в/в болюсно, далее 250 мг в/в капельно в течение часа (инфузии можно продолжать до 5 дней).
(NB! *препарат применять после регистрации на территории РК).
Лечение легочной гипертензии:
· монооксид азота 10-40 ppm (под контролем тромбоцитов и мет–Hb);
· илопрост ингаляции 2,5 мкг;
· ингибиторы фосфодиэстеразы V (силденафил) 25-300 мг/сут.

Операция:
Подготовка печеночного графта (как целого органа или фрагмента печени (Baсk Table):
Консервация и подготовка для трансплантации печеночного графта: донорской печени (от кадавра) или фрагмента печени (от прижизненного донора) выполняется в условиях операционной, на отдельном операционном столе (Back table).
Донорская печень или фрагмент печени помещается в специальный лоток, наполненный ледяной крошкой, после чего графт взвешивается, производятся измерения диаметров сосудистых и билиарных структур.
Последовательно канюлируются кровеносная (воротная) вена, затем инкреторная (печеночная) вена, производится промывание/перфузия печеночного графта до «чистых вод» через артерию и вену физиологическим раствором с гепарином 1000 ед, а затем консервирующим раствором (1000-3000 мл.)
После перфузии, производится препаровка кровеносных и инкреторных сосудов, а также, желчного протока, для формирования анастомозов.
Перед имплантацией, производится промывание/перфузия графта раствором альбумина 5%.
По мере готовности бригады, выполняющей основной этап операции, лоток с печеночным графтом транспортируется к операционному столу, для проведения трансплантации.

Трансплантация печени реципиенту:
До начала операции, производится подготовка к работе аппарата для реинфузии крови и аппарата общего вено-венозного шунтирования (при планировании их использования), а также, подготовка энергетического коагуляционно-ультразвукового комплекса, операционного микроскопа.

Положение пациента: лежа на спине.

Обезболивание: Общая анестезия.
NB! проводится катетеризация центральных вен (до 4), катетеризация лучевой артерии, датчика пульс-оксиметрии и инвазивного давления, сердечного выброса, температуры тела, ЭКГ, механики дыхания, газового состава вдыхаемой/выдыхаемой газовой смеси.

Обработка операционного поля у реципиента: не менее трех раз, с применением антисептических растворов.

Операционный доступ:
· доступ Старлза (лапаротомия трехлучевой формы по типу символа «Мерседес») (Рисунок 1).

Рис. 1 Доступ Старлза

Ревизия органов брюшной полости:
Производится ревизия органов брюшной полости, оценка состояния печени, селезенки, степени выраженности венозных коллатералей, эвакуация асцитической жидкости, с определением её количества, бактериологический посев асцитической жидкости.
Производится холецистэктомия.
В случае выраженной спленомегалии с синдромом гиперспленизма, может быть произведена спленэктомия.

Мобилизация левой и правой доли печени:
Поэтапно мобилизируются левая и правая доли печени, с освобождением задней поверхности печени от нижней полой вены, путем тщательного лигирования и пересечения ветвей мелкого порядка.
Выделяется надпеченочный отдел нижней полой вены, дифференцируются печеночные вены. Дифференцируются элементы гепатодуоденальной связки, с прослеживанием печеночной артериальной ножки, общего портального сосуда, гепатикохоледоха. Выделяется подпеченочный отдел нижней полой вены.
Производится подключение аппарата общего вено-венозного шунтирования (допускается также выполнение операции без аппарата вено-венозного шунтирования).
Последовательно пережимаются кровеносные и инкреторные сосуды: печеночная артерия, сосуд портальной системы, желчный проток и сосуды, впадающие в нижнюю полую вену (ветви печеночной вены). Пересекаются желчные протоки; те их ветви, которые не планируется вовлекать в анастомоз, ушиваются ручным способом. На сосудистых зажимах, отсекаются сосудистые структуры (печеночной артерии, воротной вены, печеночной вены), с которыми планируется производить анастомозы. Ветви сосудов, не планируемые к вовлечению в анастомоз, прошиваются ручным или аппаратным способом.

Гепатэктомия:
· производится гепатэктомия;
· производится частичное или полное пережатие нижней полой вены;
· производятся замеры сосудистых и билиарных элементов реципиента.

Имплантация печеночного графта:
Формирование вено-венозного анастомоза:
В позицию удаленной печени помещается ранее подготовленный графт.
Формируется анастомоз между соответствующими стволами печеночной вены реципиента и печеночной вены графта непрерывным швом нитью «пролен 4,0» или «пролен 5,0» одним из двух способов:
· «конец в конец» (при имплантации фрагмента печени);
· широкий кава-кавальный анастомоз «бок в бок» (анастомоз по типу «Piggy back») (при имплантации целой донорской печени).

Формирование анастомозов между венами портальной системы:
Формируется анастомоз между веной портальной системы реципиента и ветвью воротной вены печеночного графта, «конец в конец», также однорядным швом, нитью «пролен 4,0» или «пролен 5,0».

Запуск кровотока (реперфузия):
Поэтапно снимаются зажимы с нижней полой вены и воротной вены (по согласованию с анестезиологами).
Донорская печень и брюшная полость омываются теплым физиологическим раствором.
Производится контрольная ультразвуковая допплерография, оценивается внутрипеченочный венозный кровоток.

Формирование артериального анастомоза:
С использованием операционного микроскопа, производится формирование анастомоза артериальных структур реципиента и графта, «конец в конец», узловыми швами «пролен 7,0 – 8,0».
Поэтапно снимаются зажимы и запускается кровоток по артериальной системе.
Производится контрольная ультразвуковая допплерография, оценивается внутрипеченочный артериальный кровоток.

Формирование анастомоза билиарной системы производится путем:
· билио-билиоанастомоза «конец в конец»
· билиодегистивного анастомоза на сформированной по Roux петле тощей кишки (при сложной анатомии желчных протоков).
Ушивание анастомозов проводится на каркасном дренаже или без него (в зависимости от размера желчного протока/протоков) однорядными узловыми швами, монофиламентным синтетическим рассасывающимся шовным материалом 4-0 или 5-0.
Наружное дренирование желчевыводящей системы:
с целью создания декомпрессии желчевыводящих путей и контроля состояния желчевыводящих путей в послеоперационном периоде (с оставлением до 3-х месяцев);
Проводится контроль наличия желчеистечения: через дренажную трубку вводится метиленовая синька. При обнаружении желчеистечения из сформированных анастомозов и/или мелких желчных протоков проводится их прошивание шовным материалом (пролен 4,0-5,0).

Оценка послеоперационного гемостаза:
Проводится визуальная оценка брюшной полости на наличие кровотечения.
При обнаружении кровотечения осуществляется прошивание шовным материалом (пролен 4,0-5,0).

Завершающий этап операции:
Проводится подсчет гемостатических пеленок и салфеток.
Устанавливаются контрольные дренажи – в правое поддиафрагмальные пространства, подпеченочное пространство и в малый таз.
Рана послойно ушивается наглухо.
Накладываются асептические повязки на рану.

Основные методы лечение/ведения реципиентов в послеоперационном периоде: антибактериальная терапия, иммуносуппрессивная терапия, противовирусная терапия, противогрибковая терапия, симптоматические и синдромальные лечения проводятся согласно клиническому протоколу.

Другие виды лечения: при фульминантной печеночной недостаточности/выраженной печеночно-клеточной недостаточности:
· плазмаферез;
· альбуминовый диализ (МАРС-терапии);
при печеночно-почечной недостаточности:
· гемодиализ.

Индикаторы эффективности процедуры:
· нормализация показателей крови (тромбоцитов, общего белка, альбумина, мочевины, креатинина, общего билирубина, АлТ, АсТ, ГГТП, щелочная фосфатаза, триглицериды, лактат, МНО, протромбиновый индекс, АЧТВ).

Иммуноглобулин человека против гепатита B (Immunoglobulin human hepatitis B)
Альбумин человека (Albumin human)
Базиликсимаб (Basiliximab)
Валганцикловир (Valganciclovir)
Гепарин натрия (Heparin sodium)
Илопрост (Iloprost)
Карведилол (Carvedilol)
Метилпреднизолон (Methylprednisolone)
Монооксид азота
Пропранолол (Propranolol)
Силденафил (Sildenafil)
Соматостатин (Somatostatin)
Терлипрессин (Terlipressin)
Факторы свертывания крови II, VII, IX и X в комбинации Протромбиновый комплекс) (Coagulation Factor II, VII, IX and X in combination (Prothrombin complex))
Эптаког альфа (активированный) (Eptacog alfa (activated))
  1. Протоколы заседаний Объединенной комиссии по качеству медицинских услуг МЗ РК, 2017
    1. 1) Testa G, Malago´ M, Valentı´n-Gamazo C, et al. Biliary anastomosis in living related liver transplantation using the right liver lobe: techniques and complications. Liver Transpl. 2000; 6:710–4. 2) Gondolesi GE, Varotti G, Florman SS, et al. Biliary complications in 96 consecutive right lobe living donor transplant recipients. Transplantation. 2004; 77:1842–8. 3) Belghiti J, Guevara OA, Noun R, et al. Liver hanging maneuver: a safe approach to right hepatectomy without liver mobilization. J Am Coll Surg. 2001; 193:109–11. 4) Fan ST, Lo CM, Liu CL, et al. Biliary reconstruction and complications of right lobe live donor liver transplantation. Ann Surg. 2002; 236:676–83. 5) Varotti G, Gondolesi GE, Goldman J, et al. Anatomic variations in right liver living donors. J Am Coll Surg. 2004; 198:577–82. 6) Walter M., Pascher A., Papachristou C. et al. Psychological and somatic aspects of living liver donors: preoperative assessment and postoperative course. Dtsch. Med. Wochenschr. 2005 V. 29. N 130(30). P. 1749-1755. 7) Lo C.M. Complications and long-term outcome of living liver donors: a survey of 1,508 cases in five Asian centers //Transplantation. 2003. V. 15. N 75. P. 12-15. 8) Olthoff KM, Merion R.M., Ghobrial R.M. et al. Outcomes of 385 adult-to-adult living donor liver transplant recipients: a report from the A2ALL Consortium // Ann. Surg. 2005. V. 242. N 3. P. 314-323. 9) Broering D.C., Wilms C., Bok P. et al. Evolution of donor morbidity in living related liver transplantation: a single-center analysis of 165 cases//Ann. Surg. 2004. V. 240. N 6. P. 1013-1024. 10) Lo CM., Fan S. Т., Liu C.L. etal. Lessons learned from one hundred right lobe living donor liver transplants // Ann. Surg. 2004. V. 240. N l.P. 151-158. 11) Константинов Б.А., Готье С.В., Ерамишанцев А.К. и др. Трансплантация печени в Российском Научном Центре Хирургии РАМН: опыт 15 лет // Материалы конференции по клинической трансплантации органов. М., 2005. С. 133-134. 12) Готье С.В., Цирульникова О.М. Ортотопическая трансплантация печени. // Клиническая трансплантология. М., 2004. С. 121-131. N 75 (3 Suppl). P. S37-40. 13) Rainer W.G. Gruessner, Enrico Benedetti//Living donor organ transplantation. McGraw-Hill, 2008. p.438-458. 14) Rainer W.G. Gruessner, Enrico Benedetti//Living donor organ transplantation. McGraw-Hill, 2008. p.533-569. 15) Davis C.L., Feng F., Sung R., et al. / Simultaneous liver-kidney transplantation: evaluation to decision making. American journal of transplantology. 2007; 7:1702-1709. 16) Kareem Abu-Elmagd, Jorge Reyes, Geoffrey Bond et al / Clinical Intestinal Transplantation: A Decade of Experience at a Single Center. Annals of surgery. Vol. 234, No. 3, p.404–417. 17) Brian I. Carr // Hepatocellular carcinoma, diagnosis and treatment. 2nd edition. Humana press 2010, p.467-491. 18) Rea D.J., Heimbach J.K., Rosen C.B., Haddock M.G., Alberts S.R., Kremers. W.K., et all./ Liver transplantation with neoadjuvant chemoradiation is more effective than resection for chilar cholangicarcinoma. Annals of Surgery 2005; 242: 451-8. 19) Emir Hoti, Rene Adam. /Liver transplantation for primary and metastatic liver cancers. Transplant International. 21 (2008) 1107–1117. 20) Меры безопасности и противоэпидемический режим согласно Санитарным правилам «Санитарно-эпидемиологические требования к объектам здравоохранения», утвержденным постановлением Правительства Республики Казахстан от 17 января 2012 года № 87. 21) Приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 3 ноября 2011 года № 763 «Об утверждении Положения о деятельности медицинских организаций, оказывающих нейрохирургическую помощь». 22) Приказ МЗ РК № 199 от 29 марта 2013 года «О мерах по развитию службы трансплантации органов и тканей в Республике Казахстан» 24) Приказ «О внесении изменений в приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 6 ноября 2009 года № 666 «Об утверждении Номенклатуры, Правил заготовки, переработки, хранения, реализации крови и ее компонентов, а также Правил хранения, переливания крови, ее компонентов и препаратов» Приказ Министра здравоохранения Республики Казахстан от 26 июля 2012 года № 501 25) Long-term management of the successful adult liver transplant: 2012 practice guideline by the American Association for the Study of Liver Diseases and the American Society of Transplantation. GUIDELINE SUMMARY https://guideline.gov/summaries/summary/46232-2013 JAN. 26) Клинический протокол «Трансплантация печени» 2014 года.
МКБ-10
Код Название
В67.5 Инвазия печени, вызванная Echinococcus multiocularis
C22 Злокачественное новообразование печени и внутрипеченочных желчных протоков
С22.0 Печеночноклеточный рак
C22.2 Гепатобластома
С22.3 Ангиосаркома печени
С22.4 Другие саркомы печени
С22.7 Другие уточненные раки печени
С22.9 Злокачественное новообразование печени неуточненное
С24 Злокачественное новообразование других и неуточненных частей желчевыводящих путей
С24.8 Злокачественное поражение желчных путей, выходящее за пределы одной и более вышеуказанных локализаций
С38.1 Гемангиоэндотелиома
D13.4 Доброкачественные и злокачественные опухоли печени: (гемангиоматоз; аденоматоз; гамартоматоз; поликистоз печени; прочие доброкачественные и злокачественные опухоли печени)
D66 Гемофилия А в случае развития гемохроматоза
Е70.0 Тирозинемия
Е72.2 Нарушения цикла синтеза мочевины
Е74.0 Болезнь накопления гликогена (болезнь Гирке)
E78.0 Семейная гиперхолестеринемия
Е80 Эритропоэтическая протопорфирия
E80.5 Синдром Криглера-Найяра
Е83.0 Болезнь Вильсона-Коновалова
Е88.0 α-1-Антитрипсина дефицит
G93.4 Дефицит С-протеина
I82.0 Тромбоз печеночной вены или Синдром Бадда-Киари
К70.2 Алкогольный фиброз и склероз печени
К70.3 Алкогольный цирроз печени
К70.4 Алкогольная печеночная недостаточность
K72.0 Острая и подострая печеночная недостаточность
К72.1 Хроническая печеночная недостаточность
К73.2 Цирроз печени в результате аутоиммунного гепатита
К74.0 Фиброз печени
К74.1 Склероз печени
К74.2 Фиброз печени со склерозом
К74.3 Первичный билиарный цирроз
К74.4 Вторичный билиарный цирроз
К74.5 Билиарный цирроз, неуточненный
К74.6 Другой и неуточненный цирроз печени
К76.5 Веноокклюзивная болезнь печени
К76.8 Семейный холестатический синдром
К83 Вторичный склерозирующий холангит
N96 Sea-blue гистиоцитарный синдром
Р98.3 Болезнь Неймана-Пика
Т86 Ретрансплантация (хроническое отторжение, первично нефункционирующий трансплантат, хроническая дисфункция трансплантата в результате рецидива диффузных заболеваний, некурабельные билиарные стриктуры, цирроз печени развившийся в трансплантате)
Q44.2 Билиарная атрезия
Q44.6 Кистозная болезнь печени
Q44.5 Врожденные аномалии желчных протоков
Q44.7 Другие врожденные аномалии печени
Q44.5 Болезнь Кароли
в/в внутривенно
в/м внутримышечно
АлТ аланинаминотрансфераза
АсТ аспартатаминотрансфераза
АФП альфа-фетопротеин
АЧТВ активированное частичное тромбопластиновое время
ВИЧ вирус иммунодефицита человека
ГГТП гамма-глутамилтранспептидаза
ЖКТ желудочно-кишечный тракт
ИВЛ искусственная вентиляция легких
ИФА иммуноферментный анализ
КТ компьютерная томография
МНО международное нормализированное отношение
МРХПГ магнитно-резонансная холангиопанкреатография
ОАК общий анализ крови
ОАМ общий анализ мочи
ПДКВ положительное давление в конце выдоха
ПТИ протромбиновый индекс
ПЦР полимеразноцепная реакция
РЭА раковый эмбриональный антиген
ТТГ тиреотропный гормон
Т3 свободный трийодтиронин свободный
Т4 свободный тироксин Т4 свободный
УЗИ ультразвуковое исследование
ЦНС центральная нервная система
ЦМВИ цитомегаловирусная инфекция
ЭКГ электрокардиография
AMA антимитохондриальные антитела
ANA антинуклеарные антитела
HLA нuman leukocyte antigen
HBIg иммуноглобулин против гепатита В
IBP Invasive blood pressure
UCSF University of California, San Francisco
PAР рulmonary arterial pressure
PVR рulmonary vascular resistance
Rh-фактор резус фактор
CA 19-9 онкомаркер (углеводный антиген 19-9)
CA 125 онкомаркер (углеводный антиген 125)
СО монооксид углевода
CI сardiac index
CVP сentral venous pressure
TIPS тransjugular intrahepatic portosystemic shunt
WP Wedge pressure
cross-match кросс матч

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕДРЕНИЯ ПРОТОКОЛА

Список разработчиков протокола с указанием квалификационных данных:
1) Баймаханов Болатбек Бимендеевич – доктор медицинских наук, профессор, Академик, АО «Национальный научный центр хирургии имени А.Н. Сызганова» председатель правления.
2) Доскали Марлен Акмырзаулы – MD, PhD АО «Национальный научный медицинский центр», руководитель научного отдела органной трансплантации.
3) Баймаханов Жасулан Болатбекович – PhD, ГНС, АО «Национальный научный центр хирургии имени А.Н. Сызганова».
4) Мутагиров Владимир Владимирович – кандидат медицинских наук, ВНС, АО «Национальный научный центр хирургии имени А.Н. Сызганова».
5) Есмембетов Кахарман Избасарович – кандидат медицинских наук, заведующий отделением гепатологии и гастроэнтерологии, АО “Национальный научный центр онкологии и трансплантологии”, Астана.
6) Спатаев Жанат Сейтбатталович – старший ординатор трансплантолог отделения гепатобилиарной хирургии и трансплантации печени, АО “Национальный научный центр онкологии и трансплантологии”, Астана.
7) Юхневия Екатерина Александровна – и.о. доцента кафедры клинической фармакологии и доказательной медицины РГП на ПХВ «Карагандинский государственный университет», клинический фармаколог.

Указание на отсутствие конфликта интересов: нет.

Рецензенты:
Руммо Олег Олегович – доктор медицинских наук, профессор, главный внештатный трансплантолог, Министерства здравоохранения Республики Беларусь, лауреат государственной премии РБ в области науки и техники.

Указание условий пересмотра протокола: пересмотр протокола через 5 года и/или при появлении новых методов диагностики/ лечения с более высоким уровнем доказательности.

источник

Стоимость операции составляет пять млн тенге, но для пациента её сделали бесплатно. За рубежом за такую операцию просят до 100 000 евро.

В Национальном научном центре онкологии и трансплантологии КФ UMC впервые провели операцию по трансплантации печени от несовместимого донора, передаёт «Елорда Инфо» . Мастер-класс для казахстанских врачей провёл профессор из Южной Кореи Кванг Вунг Ли, на счету которого около 80 подобных операций в Сеульском госпитале.

На операционном столе оказался 55-летний житель Астаны. Орган он получил от своего племянника. До операции казахстанские врачи под руководством профессора Кванг Вунг Ли провели специальную подготовку больного.

«У пациента цирроз печени вследствие вирусного первичного гепатита. Это длительное заболевание, которое с каждым годом ухудшало функции печени. До этой операции проводится специальная подготовка реципиента с тем, чтобы совместимость была как можно ближе. В крови пациента мы удаляли антитела лекарствами и сеансами плазмафереза. Через три сеанса плазмафереза нам удалось добиться желаемой совместимости», – рассказал главный консультант по хирургии Национального научного центра онкологии и трансплантологии КФ UMC Токан Султаналиев.

Операция стоит около 5 млн тенге, однако для пациента она проводилась бесплатно, за счёт государства. По словам Токана Султаналиева, за рубежом стоимость трансплантации от несовместимого донора доходит до 100 000 евро.

В мире такие операции начали делать семь лет назад. На сегодня в Южной Корее 25% всех трансплантаций проводится от живого родственного донора при АВ0-несовместимых группах крови.

«Риск есть, но не более чем при пересадке от совместимого донора. Реабилитация пациента зависит от его предоперационного состояния. Если состояние очень сложное, то реабилитация занимает до трёх месяцев. В нашем случае дооперационное состояние вполне удовлетворительное, и реабилитация пациента займёт около месяца», – отметил хирург Кванг Вунг Ли.

Профессор Ли провёл более 1000 трансплантаций печени, 80 из них – в Казахстане. Центр международного здравоохранения Госпиталя сеульского национального университета тесно сотрудничает с казахстанским центром онкологии и трансплантологии по внедрению инноваций. До проведения этой операции казахстанские врачи прошли обучение в Сеуле. По мнению профессора, хирурги Казахстана смогут в дальнейшем самостоятельно проводить трансплантацию печени от несовместимого донора.

«Месяц назад врачи выезжали на обучение в Сеул по изучению АВ0-протоколов. Эта операция будет первая, которая соответствует всем международным протоколам. Казахстан сможет самостоятельно делать подобные операции. Здесь созданы все условия: есть лаборатория, которая может измерять антитела в организме человека, также есть все медикаменты для очистки антител. Только нужно соблюдать протоколы, и в будущем ваши врачи смогут самостоятельно делать такие операции», – отметил Кванг Вунг Ли.

В Национальном научном центре онкологии и трансплантологии КФ UMC проведено 36 трансплантаций печени от родственных и трупных доноров. По словам Токана Султаналиева, в Казахстане около 300 человек нуждается в пересадке печени.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

источник

Нуркену 36 лет, и впереди у него счастливая жизнь. Трое детей, красавица жена. В этот день она вовремя берёт трубку и слышит адрес, который шепчет ее муж. На такси мчится спасать супруга — к счастью, успевает. Скорая увозит мужчину в ближайшую больницу. В палате ожидания родные узнают, что его готовят к операции. У Нуркена открывается внутреннее кровотечение.

Незадолго до этих событий, в 2017 году, Нуркену поставили диагноз «цирроз печени». Мужчина всегда вел здоровый образ жизни, не пил, не курил, развивал свое дело, воспитывал троих сыновей. Капля обиды смешалась с морем негодования: «Почему я?».

Болезнь прогрессировала слишком быстро. Врачи объявили страшную новость: без донора счастливому отцу и мужу осталось недолго. 54 двоюродных братьев и сестер Нуркена, которых у казахов называют « бөле », без раздумий вызвались отдать часть своей печени — только бы Нуркен выжил.

Семь месяцев, десятки ночей, проведенные в больнице. Первый донор, второй, третий. десятый — и ни один не подходящий.

«Не суждено?» — подумал Нуркен Сейткулов.

Его жена Асель и мама Анар отказывались в это верить. Они обивали пороги больницы, каждый раз приводя нового человека. С каждой несовместимостью в их сердцах угасала вера. Наконец случилось чудо: анализы младшего брата Нуркена совпали со всеми требованияи врачей. Мужчин начали готовить к операции.

Тот самый день в конце 2018 года был долгожданным. Донору сделали наркоз, Нуркена увезли в операционную. В коридоре ожидания собралась семья Сейткуловых. Казалось, время тянулось вечно. Спустя полчаса к Асель вышли врачи с новостью, которая вновь оборвала все ниточки надежды. У донора выявилась скрытая тахикардия. Операцию отменили.

«Тахикардию можно вылечить. Найти причину и удалить или „обезвредить“ нужную вену», — подбодрили медики семью.

Так и было сделано. Вновь анализы, процедуры, долгая подготовка. Вновь наркоз, операционная. И вновь врачи, которые спустя время пытаются объяснить Асель что-то важное. Объяснить то, что ни она, ни друзья Нуркена не хотят слышать и понимать.

Операцию снова отменили. Ее не смогли провести по медицинским показаниям: тахикардия никуда не ушла. Под угрозой могла оказаться жизнь младшего брата Нуркена.

Потом снова повторилось внутреннее кровотечение. Только в этот раз Нуркен был дома, просто отдыхал и смотрел телевизор с детьми. Тошнота, головокружение, потемнение в глазах — он уже знал к чему ведут эти симптомы. В о второй раз мужчина оказался н а грани жизни и смерти.

В это время судьба Нуркена решалась в телефонном разговоре между казахстанским хирургом и врачами из Кореи. Единственным шансом на спасение была трансплантация печени от двух живых доноров. Ее делают лишь в шести странах мира, в том числе в Корее, но в Казахстане такая операция не проводилась никогда.

Когда врачи предложили такой выход, Нуркен и Асель были в растерянности. Но им сказали прямо: «Либо риск, либо смерть». Донорами выступили два брата пациента — Мадияр и Одекей. Уникальная операция впервые прошла в Казахстане 10 марта 2019 года в Национальной научном центре хирургии им. А. Н. Сызганова совместно с хирургами южнокорейской клиники Asan.

50 врачей и медиков в трех палатах, 15 часов непрерывной работы — технически операция была невероятно трудной. Сложно представить, сколько сосудов пришлось сшивать хирургам. У двух братьев взяли по 30% печени и пересадили их Нуркену.

Спустя две недели после операции мы посетили Научный центр имени Сызганова и встретились с семьей Сейткуловых.

Главное — наш брат сейчас рядом с нами, жив и здоров. У него есть семья, дети. Он еще молод, и вся жизнь впереди.

Братьев, отдавших Нуркену части печени, уже выписали домой. Мадияра дома ждали сыновья и жена. Тот, что помладше — Одекей — признаётся, что никогда бы не поступил иначе.

— Мы всё обсуждали на семейном совете. Даже не думали отказаться от донорства. Главное — наш брат сейчас рядом с нами, жив и здоров. У него есть семья, дети. Он еще молод, и вся жизнь впереди, — сказал Одекей Оразбек.

Сам Нуркен немногословен — на разговоры у него просто нет сил, — но глаза точно полны счастья.

— Я только хочу выразить особую благодарность врачам, которые провели такую сложную операцию. Благодаря им теперь у меня есть надежда на полноценную жизнь, — признаётся он.

Было страшно не только за Нуркена. Было страшно брать на себя ответственность за жизнь доноров.

Асель до сих пор с дрожью в голосе вспоминает день операции.

— С 7 утра мы толпой ходили в больнице. Я доверяла врачам, но жутко боялась. Дети знали, что отца ждет операция, волновались. Было страшно не только за Нуркена. Было страшно брать на себя ответственность за жизнь доноров. Жена и дети Мадияра, конечно, поддержали. Но мы же понимаем, что у него своя жизнь, свое будущее.

VOX: До того как определился диагноз, вы не подозревали, что у Нуркена проблемы со здоровьем?

— Вы же знаете, какие у нас мужчины. Там закололо, тут заболело — выпил таблетку и пошел работать. А оказалось, что гепатит B, из-за которого и возник цирроз, жил в крови более 15 лет! Жаль, что у нас в стране нет обязательного ежегодного обследования на гепатит. Ведь скольких людей можно было бы спасти, вовремя обратив внимание на симптомы.

Скольких можно было бы спасти и скольких не удалось бы, точно знает директор научного центра имени А. Н. Сызганова Болатбек Баймаханов.

— В Казахстане плохо развито трупное донорство — оно занимает не более 10% в нашей практике. В основном пересадку органов делают от родственников. Поэтому статистика нерадостная. В стране за последние шесть лет проведено около 230 трансплантаций печени при ежегодной потребности как минимум в 500 операций. Сейчас около 380 человек стоят на очереди.

На одной операции с пересадкой от двух живых доноров хирурги останавливаться не собираются. Врачи намерены внедрить эту практику, и если всё получится, очередь значительно сократится. Дело в том, что по отдельности братья Нуркена не подходили как доноры, а вдвоем — подошли. Выписали их на четвертый день после операции, а спустя неделю они уже могли выйти на работу и вести привычный образ жизни.

Статистики нет, но я думаю, от цирроза печени умирают каждый день. Особенно высока летальность среди детей.

— Если бы мы взяли одного донора, то оставшаяся часть печени была бы слишком мала, чтобы он выжил. Печени должно остаться как минимум 35%. В Америке, к примеру, трупное донорство развито настолько, что им даже не приходится прибегать к помощи родствеников. У европейцев нет проблемы с транплантацией от живых доноров, потому что у них печень большая, и оставшаяся часть позволяет донору быстро восстанавливаться. А у азиатов печень меньше, чем у европейцев — это такая анатомическая особенность. Поэтому подходящий донор — редкость. В большинстве случаев родственники хотят помочь, но не могут.

С момента появления первых признаков терминальной стадии цирроза люди умирают в течение года. И другого варианта, кроме пересадки, не существует. Поэтому смертность казахстанцев с нарушениями работы печени очень высока.

— Статистики нет, но я думаю, от цирроза печени умирают каждый день. Особенно высока летальность среди детей.

Герою нашего репортажа предстоит длительная реабилитация. Сейчас Нуркен лежит в больнице, за его состоянем пристально следят врачи. Асель взяла отпуск и проводит всё время с ним. Их сыновья, старшему из которых 11, среднему — 7 и младшему — 5 лет, после школы прибегают к папе и навещают его. Пока Нуркен болел, они как настоящие мужчины помогали отцу в домашних делах и ухаживали за мамой. Самый младший ждет не дождется, когда папу выпишут и можно будет наконец угостить его самым сочным бургером после долгих лет строгой диеты.

источник