Меню Рубрики

Высокая температура после операции на печени

Осложнения после оперативных вмешательств на печени главным образом обусловлены тактическими и техническими ошибками, допущенными в процессе дооперационной подготовки больных, самого оперативного вмешательства и послеоперационного ведения.

Различают интраоперационные и послеоперационные осложнения. Интраоперационные осложнения обусловлены в основном неосторожными действиями хирургов, неоправданным риском в погоне за сомнительной радикальностью операции, а также тяжелыми патологическими изменениями печеночной паренхимы и расположениями процесса [О.Б. Милонов и соавт, 1990]. К интраоперационным осложнениям относят кровотечения, гемобилию, воздушную эмболию и др.

Послеоперационные осложнения могут быть связаны с тяжелым исходным состоянием больного, сопутствующими заболеваниями, неверной оценкой состояния больного, расширением показаний к оперативному лечению и неправильным ведением послеоперационного периода. К послеоперационным осложнениям относят кровотечения в брюшную полость или желчные пути (гемобилия), некрозы паренхимы печени, истечение желчи в брюшную полость с развитием желчного перитонита и др. Кровотечение и истечение желчи в брюшную полость часто являются причинами образования околопеченочных гематом, гнойников или абсцессов другой локализации в брюшной полости. Определяющим фактором в развитии послеоперационных осложнений являются главным образом нарушение техники выполнения операций и интраоперационные осложнения.

Кровотечения после операции могут наблюдаться из паренхимы печени и быть различной степени интенсивности. Массивное кровотечение при ранении крупных сосудов печени наблюдается в 16,8 % случаев [Б.С. Гудимов, 1965]. Профузные интраоперационные кровотечения с кровопотерей 1 л и более, особенно происходящей в короткий промежуток времени, являются причиной смерти в среднем 3-10% больных, что составляет около 63,5 % общей летальности при резекции печени [Б.В. Петровский и соавт, 1972; И. Фэгэрэшану и соавт, 1977].

Тяжелые кровотечения развиваются при повреждении НПВ в области устья. Борьба с таким кровотечением весьма сложна. Она заключается в том, что, несмотря на интенсивную аспирацию из раны, операционное поле сразу заполняется кровью. В такой ситуации попытка наложить зажим «вслепую» приводит к еще большему повреждению.

Профузное кровотечение возникает также при повреждении левой ПВ, относительно редко правой и срединной ПВ.

Профилактика повреждения ПВ и НПВ заключается в максимальной осторожности при выделении этих сосудов и временном выключении из кровообращения с использованием различных канюль и катетеров, шунтирующих поддиафрагмальный отдел НПВ [ВА. Журавлев, 1968; B.C. Шапкин, ЖЛ. Гривенко, 1977]. Профилактика повреждений ПВ и НПВ основана на четком представлении о их расположении и вариантах развития, а также крайне осторожном выделении их из окружающих тканей и правильном выборе показаний к выполнению манипуляций в области кавальных ворот. Использование кавакавального шунта позволяет предотвратить кровопотерю даже при повреждении этих сосудов [Э.И. Гальперин, 1982; Ю.М.Дедерер, 1987].

Для предотвращения осложнений большое значение имеют правильный выбор и грамотное выполнение хирургического доступа, позволяющего свободно манттулировать в зоне проведения операции. При расположении патологического очага во II-III сегментах печени оптимальным доступом считается верхнесрединная лапаротомия. Необходимость осуществлять манипуляции на правой доле печени обусловливает применение торакофренолапаротомного доступа. При этом оптимальным для выполнения вмешательства на правой доле печени является разрез в 7-м или 6-м межреберье [О.Б. Мнлонов и соавт., 1990]. Ряд авторов [Э.И. Гальперин, 1982; Ю.М. Дедерер, 1987 и др.] предлагают при этом обходить пупок справа, в результате чего операционная рана еще больше расширяется.

В последнее время для осуществления вмешательства на обеих долях печени стали чаше применять двуподреберный доступ.

В случае возникновения кровотечения при повреждении элементов канальных ворот печени действия хирургической бригады зависят от его интенсивности. Если темп поступления крови в рану умеренный и она не заливает операционное поле, то дефект стенки сосуда рекомендуют ушить атравматичным шовным материалом, используя синтетические монониты, предназначенные для сосудистых швов. При возникновении сильного кровотечения, когда операционное поле заливается кровью, не следует пытаться наложить зажим вслепую в луже крови, так как это приводит к травме сосудов и усилению кровотечения. В такой ситуации наиболее простым приемом считают пальцевое прижатие источника кровотечения. После прекращения поступления крови остатки ее отсасывают или высушивают тампоном, не отрывая палец. Затем, осторожно смещая последний, определяют источник кровотечения и под визуальным контролем ушивают его или накладывают зажим.

Кровотечения из сосудов паренхимы печени бывают смешанного характера и различной интенсивности. Последняя зависит от размера, локализации и направления разреза. Небольшие кровотечения удается быстро остановить с помощью гемостатических приемов (элекгрокоагуляция, прошивание). При более сильных кровотечениях наиболее быстрый и надежный эффект дает временное пережатие гепатодуоденальной связки, продолжительность которого может быть доведена до 20 мин. Этого времени вполне достаточно для ревизии «сухой» раны и ушивания поврежденного сосуда или его перевязки. Края паренхимы печени сопоставляют друг с другом путем наложения одного из видов швов.

Кровотечение может возникнуть при транспаренхиматозном доступе к глубоко расположенной ЭК. Для его предотвращения перед пункцией считается целесообразным предварительно наложить держалки путем прошивания через паренхиму и фиброзную капсулу. В тех случаях, когда отрыв фиброзной капсулы уже произошел (поступление большого количества крови из троакара), считается недопустимым форсировать пункцию, так как это приведет к дальнейшей отслойке фиброзной капсулы и увеличению гематомы. При этом пережимают гепатодуоденальную связку, рассекают паренхиму печени в проекции кисты и под визуальным контролем прошивают кровоточащие сосуды, а также подтягивают фиброзную капсулу держалками и удаляют паразитарную кисту. Если после опорожнения кисты и обработки ее полости антипаразитарными препаратами кровотечение из паренхимы продолжается, то советуют края фиброзной капсулы подшить к паренхиме.

Наиболее опасной с точки зрения развития массивного кровотечения является резекция печени. Надежными мерами профилактики кровотечения при этом также считают временное пережатие гепатодуоденальной связки и применение щадящих методов разделения паренхимы. К таким методам относятся дигитоклазия, те. разделение паренхимы пальцами без повреждения сосудов и протоков, тупая препаровка инструментом (рукоятка скальпеля). Перспективным является применение специальных электрохирургических инструментов, в частности роторного биоактивного электроножа для резекции печени [О. Б. Милонов и соавт, 1990].

Кровотечения могут возникать и при паллиативных резекциях и других операциях на печени, производимых по поводу распространенного альвеококкоза. Особенностью интраоперационных кровотечений при этом является то, что они возникают на фоне уже имеющейся НП в связи с поражением больших участков паренхимы, ворот печени и механической желтухи. Профузное кровотечение, возникающее у этих больных во время операции, часто является пусковым механизмом развития НП в послеоперационном периоде, который, как правило, приводит к смерти [С.М. Шихман, 1986].

Сосуды, пронизывающие паренхиматозную ткань, фиксированы в ней, и при пересечении просвет их зияет. Остановить кровотечение из этих сосудов можно только путем прошивания сосуда через ткань альвеококкоза. При прорезывании лигатуры можно произвести тампонаду свободным сальником или на «ножке». Мелкие сосуды при этом коагулируют.

Профузные кровотечения, возникающие во время операций на печени, опасны не только в момент их непосредственного появления. Такие кровотечения и связанные с ними гемотрансфузии консервированной крови и различные нарушения приводят к возникновению геморрагического синдрома, увеличению времени рекальцификации, понижению толерантности плазмы к гепарину, повышению фибринолитической активности, дефициту V, VII, VIII факторов свертывания и тромбоцитов.

Кровотечение, возникающее в послеоперационном периоде при наличии указанных нарушений, нередко сопровождается развитием острой анемии, гиповолемической гипотензии, шока, гипоксии мозга и НП на фоне метаболического ацидоза.

Лечение такого состояния заключается в проведении мероприятий, направленных на ликвидацию анемии, коррекции водно-электролитного баланса и гемостатической терапии (введение ε-аминокапроновой кислоты, ингибиторов протеаз). Хороший эффект оказывает прямое переливание одногруппной донорской крови и введение криопреципитата — препарата, содержащего VIII фактор свертывания, нативной плазмы.

Кровотечение в послеоперационном периоде может быть обусловлено и нарушением гемостаза в связи с прорезыванием лигатур или отторжением некротизированного участка печени вследствие ее секвестрации. Большое значение в этом плане уделяется установке контрольных дренажей в брюшной полости и их диаметрам. Дренажи следует установить в наиболее отлогих местах так, чтобы они были направлены сверху вниз или горизонтально, но не снизу вверх.

После операции на печени кровотечение может наблюдаться сначала в просвет желчных путей (гемобилия), а затем в ЖКТ. Гемобилия чаще развивается при различных механических повреждениях печени и внутрипеченочных желчных протоков, абсцессах, новообразованиях и аномалиях развития сосудов печени [Б.В. Петровский и соавт., 1972]. Этому может способствовать длительная ахолия, аневризма печеночной и пузырной артерий. Гемобилия после резекции печени наблюдается у 0,5% больных [Б.И. Алъперович, 1983]. Она специфична и для операций, выполняемых при распространенном альвеококкозе или нерезектабельных опухолях печени. В большинстве случаев кровотечение из желчных путей бывает кратковременным и прекращается самостоятельно [О.Б. Милонов и соавт., 1990].

Диагностика гемобилии трудна. Диагностические ошибки влекут за собой неправильный выбор лечебной тактики, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на результатах лечения.

Следует отметить, что клиническим проявлениям гемобилии, возникающей в первые дни после операции на желчных путях, не всегда дается правильная интерпретация или же не уделяется должного внимания.

Гемобилия проявляется клиникой желудочно-кишечного кровотечения и печеночной колики. Классическими клиническими признаками травматической гемобилии являются: боли в правом подреберье и желтуха после операций на желчных путях. Однако в первые 2-3 дня после операции боль в правом подреберье при гемобилии может расцениваться как следствие операции. Отличительными признаками являются усиление или приступообразность болей. У больных с имеющейся до операции желтухой этот признак при гемобилии не имеет решающего диагностического значения. Когда билиарные пути дренированы широким анастомозом, желтуха при кровотечении в желчные пути может отсутствовать. Мелена и кровавая рвота являются признаками кровотечений различного генеза из верхних отделов ЖКТ.

Однако как проявления гемобилии они могут быть признаны только при сочетании с болями в области правого подреберья. Важным подспорьем для постановки диагноза служат симптомы внутреннего кровотечения. Выделение крови по дренажу является абсолютным признаком гемобилии. Из дополнительных методов исследований ценную информацию дает фибродуоденоскопическое и ангиографическое исследования, в частности суперселективная ангиография. Этот метод может стать не только диагностической, но и лечебной процедурой. Эндоваскулярная эмболизация при этом является одним из наиболее эффективных способов ликвидации гемобилии.

Лечебная тактика при гемобилин зависит от патогенетического механизма и развития. Консервативная терапия с применением гемостатических средств показана при гемобилии вследствие нарушений свертывающей системы крови или образования сосудисто-билиарного свища, когда нет тампонады кровяными сгустками желчных протоков. Во всех других вариантах гемобилии, а также при закупорке желчных путей кровяными сгустками показано повторное оперативное вмешательство, направленное на устранение причины кровотечения и восстановление проходимости желчных путей.

Независимо от причины гемобилии дополнение операции наружным дренированием желчных протоков является обязательным. Наружный дренаж дает возможность не только контролировать проходимость гепатикохоледоха и динамику процесса, но и локально проводить гемостатическую терапию.

В профилактике послеоперационной гемобилии важное значение имеют атравматичность выполнения операций и коррекция нарушений свертывающей системы крови. У больных продолжительной механической желтухой рекомендуется проводить дозированную декомпрессию желчных путей до операции. Это позволяет предупредить резкий перепад давлений между системой ВВ и желчными протоками. Для этих целей используется наружный управляемый дренаж [ВА. Шидловский, 1986].

После операции на печени может наблюдаться желчеистечение и развитие послеоперационного желчного перитонита. Наиболее часто это осложнение развивается после паллиативных резекций при альвеококкозе вследствие подтекания желчи из пересеченных желчных ходов, расположенных в альвеококковом узле в непосредственной близости от функционирующей паренхимы печени [С.М. Хахалин, 1983]. Такой перитонит обычно протекает стерто. Симптомы раздражения брюшины и общие изменения при этом бывают выражены слабо, что затрудняет диагностику.

Особенно важным у таких больных является определение симптома «перемещающейся тупости», который свидетельствует о наличии свободной жидкости в брюшной полости. Для подтверждения наличия жидкости и определения ее характера можно произвести диагностическую пункцию брюшной полости тонкой иглой. Значительно реже перитонит возникает после оперативных вмешательств, выполняемых с применением сквозного непрерывного транспеченочного дренажа. Поэтому в настоящее время предпочитается именно этот вид БДА. Важное значение для предупреждения желчного перитонита имеет эффективное дренирование брюшной полости.

Лечение послеоперационного перитонита при альвеококкозе печени имеет свои особенности. Решающим моментом является ранняя релапаротомия. Однако при устранении источника перитонита хирург наталкивается на значительные трудности. Действительно, для того чтобы найти и перевязать желчные ходы, из которых подтекает желчь, необходимо снять все швы с гепатизированной поверхности раны печени и подшитого к ней сальника. Но и в этих условиях обнажение поврежденных ходов, особенно если они небольшого диаметра, весьма трудно. Регенерация печеночной паренхимы происходит очень быстро, и к моменту РЛ нарастающая ткань печени закрывает желчные ходы и чрезвычайно затрудняет их поиск.

Устранение источника послеоперационного перитонита у больных альвеококкозом сводится, как правило, к тщательному отграничению зашитой раны печени от брюшной полости марлевыми салфетками и ее дренированию. Обычно вводятся два дренажа: между печенью и диафрагмой и под печенью таким образом, чтобы конец дренажа находился в отверстии Винслова. Очень важное значение имеет тщательная санация брюшной полости и послеоперационная интенсивная терапия.

После оперативных вмешательств на печени может наблюдаться нагноение остаточной полости, истечение желчи в нее, развитие холангиогенных абсцессов печени, поддиафрагмальных и подпеченочных абсцессов и др. [Ю.С. Гилевич и соавт., 1988; 1990].

Часто гнойные осложнения являются пусковым моментом в развитии тяжелой НП, которая нередко приводит к летальному исходу. В последнее время отмечается тенденция к увеличению количества гнойных осложнений в связи с увеличением объема оперативных вмешательств на печени. Существенное значение в развитии гнойных осложнений имеет возникновение и последующее инфицирование остаточной полости в поддиафрагмальном пространстве. Главной причиной образования и нагноения остаточной полости является неадекватное дренирование брюшной полости после операции на печени, особенно при предельно большой ее резекции. В этих ситуациях в большой остаточной полости после операции скапливаются кровь, желчь, экссудат, так как незначительное кровотечение и желчеистечение отмечаются при любых методах резекции печени, применяемых в настоящее время.

После этой сложной и тяжелой операции больной несколько суток вынужденно проводит лежа на спине, при этом жидкость, скапливающаяся в остаточной полости, в силу гидростатических свойств занимает задние отделы поддиафрагмального пространства, где и отграничивается дренаж и «сигаретный» тампон, выведенные на переднюю брюшную стенку. Не всегда обеспечивается своевременное и полное опорожнение этой полости. Частому нагноению содержимого остаточной полости способствуют также ослабленное состояние больного, кровопотеря во время операции, снижение иммунологических защитных механизмов при очаговых поражениях печени [Б.И. Альперович, А.Т. Резников, 1986]. Все это нередко приводит к развитию поддиафрагмального гнойника, значительно отягчающего течение послеоперационного периода.

Нагноительный процесс в печени может развиваться также вследствие некроза и секвестрации печеночной паренхимы.

Причина этого осложнения заключается в ишемизации части паренхимы после манипуляций на сосудах данного участка, а также вследствие развития гнойных процессов в печени и билиарной системе (гнойный холангит). В большинстве случаев эти причины действуют одновременно и усугубляют друг друга [Г.И. Веронский, 1983; Т. Тung, 1972]. По этиологическому фактору различают два типа некрозов: асептический некроз и некроз при гнойном холангите. Асептический некроз обычно развивается в связи с нарушением кровоснабжения участка печеночной паренхимы в результате ошибочного лигирования сосудисто-секреторных ножек, снабжающих остающиеся сегменты печени при анатомических резекциях или прошивании крупных сосудов печени во время резекций. Асептический некроз проявляется как вялотекущий гнойник. Иногда образуются серозные полости по типу кист [Б.И. Альперович, 1986].

Некрозы паренхимы печени на фоне ангиохолита значительно опаснее с точки зрения развития абсцедирования и секвестрации печени [Б.В. Петровский и соавт., 1972]. Основными моментами профилактики истечения желчи в послеоперационном периоде являются своевременная ликвидация внутрипеченочной желчной гипертензии при операциях на печени и тщательная обработка культи резецированной печени [БА. Альперович и соавт., 1986].

Истечение желчи может возникнуть также после удаления ЭК из печени, поскольку в полость фиброзной капсулы часто отбываются желчные протоки. Для предотвращения этого осложнения рекомендуют произвести их ушивание и устранить желчную гипертенэию, причиной которой могут служить: стеноз большого сосочка ДПК, холедохолитиаз, наличие паразитарных кист или фрагментированных хитиновых оболочек в гепатикохоледохе, стриктуры желчных путей вследствие сдавления кистой и др. [АА. Мовчун и соавт., 1978].

При нормальном пассаже желчи в кишку по гепатикохоледоху истечение желчи по дренажу, как правило, быстро прекращается, что является показанием к его удалению. Длительное выделение желчи, приводящее к электролитным и метаболическим нарушениям, служит показанием к повторной операции, направленной на устранение причины желчной гипертензии.

Истечение желчи в брюшную полость при неадекватной функции дренажа приводит к образованию околопеченочных гнойников или развитию желчного перитонита, в связи с чем требуется экстренная РЛ.

Адекватное дренирование брюшной полости после операции на печени является мерой профилактики послеоперационных осложнений. Основным условием, необходимым для предотвращения осложнений, является правильное техническое выполнение хирургических манипуляций, а также высокий уровень экспресс-диагностики интраоперационных изменений гомеостаза и своевременной коррекции выявленных изменений.
Перейти к списку условных сокращений

источник

Л.М. Парамонова (1997) делит послеоперационный период на три части: ранний послеоперационный период — от момента операции до 3 сут; отсрочено ранний послеоперационный период — от 4 до 10 сут; поздний послеоперационный период — от 10 сут до выписки больного из стационара.

Наибольшее значение имеет ранний послеоперационный период, когда пациент находится в реанимации. В это время необходимо проводить активную терапию, направленную на поддержание важнейших функций организма и стабилизацию гомеостаза. Целесообразно осуществлять гемодилюцию с форсированным диурезом в течение 2—3 сут. Цель этого мероприятия, помимо детоксикации организма, — получить возможность судить о функции почек, так как одним из первых признаков развивающейся печеночной недостаточности бывает снижение суточного диуреза и появление шлаков в сыворотке крови.

Необходимо обеспечить больному введение каждые сутки 3—5 л жидкости, в состав которой входит раствор Рингера—Локка, полиионная смесь и 5% раствор глюкозы с соответствующей дозой инсулина.

При этом следует в динамике контролировать показатели крови. Их изменение может свидетельствовать как о некомпенсированной кровопотере, так и о возникновении послеоперационного кровотечения. В этот период тщательно следят за количеством и качеством отделяемого по дренажам. При адекватном гемостазе во время операции количество геморрагического отделяемого по дренажам не должно превышать 200-300 мл/сут.

Контролируют также свертывающую систему крови, поскольку в послеоперационном периоде, особенно при большой операционной кровопотере и переливании значительных количеств крови во время операции возможно развитие фибринолиза, требующее срочных мероприятий. Для улучшения реологических свойств крови назначают декстран (реополиглюкин или полиглюкин) в дозе до 500 мл.

В состав инфузата обязательно вводят комплекс витаминов В и С и белковые препараты в виде нативной или замороженной плазмы и альбумина. Последние необходимы для коррекции фазы катаболизма, неизбежно наступающей в первые сутки после оперативного вмешательства и характеризующейся усиленным распадом белка. Для форсирования диуреза вводят больным фуросемид (лазикс) и маннитол.

После больших резекций печени больным показано введение нандролона (ретаболила), а также глюкокортикоидов (преднизолон или гидрокортизон до 200-300 мг).

Невозмещенная кровопотеря восполняется переливаниями крови соответствующей группы по данным гематокрита и показателям красной крови.

Для борьбы с возможной инфекцией и для профилактики печеночной недостаточности больным назначают антибиотики, лучше из группы цефалоспоринов. М. Reifferscheid утверждал, что введение пациентам тетрациклина предупреждает развитие печеночной недостаточности.

Одновременно пациенты получают гепатопротекторы — фосфолипиды (эссенциале), адеметионин (гептрал), поливитамины — витогепат.

Больным необходимо обеспечить полноценное обезболивание после операции и поддержку сердечно-сосудистой системы, что достигается назначением обезболивающих и сердечных средств.

С момента перевода пациента в палату интенсивной терапии необходимо проводить профилактику возможных расстройств со стороны органов дыхания. Особенно часто после обширных правосторонних гемигепатэктомий развивается реактивный плеврит. По данным В.А. Вишневского и соавт. (2003), он встретился у 20,8% пациентов после резекций печени. По сведениям А.П. Кошеля (1995), реактивный плеврит наблюдался у 16,2% оперированных.

При наличии жидкости в плевральной полости необходимо осуществлять периодически (через 1—2 сут) пункции с эвакуацией экссудата. В отношении возникновения плеврита имеются разработки из той же клиники, которые свидетельствуют о возникновении плеврита вследствие нарушений лимфоотока от печени после обширных резекций. Отмечено также, что реактивный плеврит развивается значительно чаще при поддиафрагмальных скоплениях жидкости и недостаточном дренировании после обширных резекций.

Изучение присасывающего действия диафрагмы, проведенное Н.И. Казанцевым (1998), показало, что для эффективного преодоления его после обширных резекций печени (особенно правосторонних гемигепатэктомий) необходимо обеспечить в послеоперационном периоде активную аспирацию по дренажам с отрицательным давлением не менее 150 мм вод. ст. Для более эффективного дренирования после обширных правосторонних резекций печени Б.И. Альперович и А.Т. Резников предложили после этих операций осуществлять дренирование правого поддиафрагмального пространства через ложе резецированного XII ребра,

В раннем послеоперационном периоде необходимо своевременно выявить и пролечить возникшие послеоперационные осложнения. Последние возникают, по данным В.А. Вишневского и соавт. (2003), у 30,5% больных после резекций печени, а по данным нашей клиники — у 35%. Из них специфические осложнения отмечены у 25% пациентов и неспецифические — у 10%. Из специфических осложнений у 14,9% оперированных отмечено образование остаточной полости в зоне операции. В.А. Вишневский и соавт. (2003) зафиксировали это осложнение у 9,3% оперированных. В то же время развитие гнойных осложнений (нагноений остаточной полости) отмечено также у 9,3% оперированных.

Для профилактики нагноения содержимого остаточной полости следует продолжить лечение антибиотиками и антисептиками до 10 сут после операции. Остаточная полость опорожняется пункциями с последующим введением антибиотиков. Развитие гнойников в подпеченочном и поддиафрагмальном пространстве зарегистрировано А.П. Кошелем только у 6 больных (3,6%).

После резекций печени встречается секвестрация печеночной ткани. Это осложнение развивается при недостаточном питании остающихся после резекции участков печени. Бывает оно вследствие недоучета кровоснабжения остающихся участков печени. Большинство авторов отмечают, что это осложнение встречается чаще после атипичных, неанатомических резекций печени. В клинике на 399 радикальных и паллиативных резекций печени секвестрация наблюдалась только у 6 больных (менее 2%).

Клинически это осложнение проявляется в виде повышения температуры и появлении болей в зоне вмешательства с увеличением отделяемого по дренажам. Ультразвуковое исследование позволяет уточнить диагноз. В случае возникновения секвестрации следует расширить рану брюшной стенки и удалить секвестр, что способствует быстрейшему выздоровлению больного.

Во время этого периода продолжается инфузионная терапия и рекомендовано рациональное питание с большим количеством белковых ингредиентов. Больного следует активизировать, что позволяет избежать вероятных легочных осложнений.

В третьем периоде послеоперационного течения при отсутствии осложнений начинают успешно проходить процессы реабилитации. Объем терапии в этот период может быть максимально сокращен.
Таким образом, активное ведение послеоперационного периода после обширных резекций печени позволяет добиться успеха оперативного вмешательства с минимальным шансом развития послеоперационных гнойных и других осложнений операции.

источник

Содержание статьи

Температура после операции – нормально ли это? Такой вопрос может возникнуть у любого пациента, перенёсшего хирургическое вмешательство. Результаты термометрии, то есть измерения температуры тела – данные, на которые опирается врач, оценивая состояние больного в динамике. Высокие цифры говорят о возникновении лихорадки, но для установления точной причины требуется дополнительное обследование. Повышение температуры после операции – неспецифический симптом, встречающийся при множестве состояний, не все из которых можно назвать болезнью.

Послеоперационной лихорадкой считают увеличение температурных показателей выше 38,5 °C, которое регистрируется не менее 2 раз в течение первых 24 часов с момента завершения операции.

Однако температура тела при развитии послеоперационных осложнений может быть субфебрильной – это зависит от типа патологии, возраста и состояния пациента, ряда дополнительных факторов. Поэтому используются и другие критерии определения лихорадки – повышение температуры более 37,2 °C в утренние часы и более 37,7 °C в вечернее время.

Температура после операции у ребёнка или взрослого может быть обусловлена:

  1. Инфекцией.
  2. Флеботромбозом.
  3. Тиреотоксическим кризом.

В некоторых случаях лихорадка объясняется иммунными нарушениями, развитием реакции отторжения после трансплантации, наличием новообразования, обострением хронических сопутствующих заболеваний. Повышение температуры в сочетании со снижением артериального давления характерно для острой надпочечниковой недостаточности.

В первые часы после операции на желудке или другом органе температура может повышаться из-за дрожи. Сильная дрожь возникает как компенсаторная реакция, если во время оперативного вмешательства организм испытывал потери тепла (интраоперационная гипотермия) по причине низкой температуры в операционной, введения анестетиков, переливания растворов и использования дыхательных смесей, которые не были достаточно согреты. Температура достигает 38–39 °C и нормализуется после прекращения дрожи.

Температура в пределах 37,1–37,4 °C после операции на брюшной и грудной полости может сохраняться в течение нескольких дней. Если пациент чувствует себя удовлетворительно, отсутствуют патологические изменения в области операционной раны, повода думать об инфекции или другом осложнении нет.

Лихорадку, как правило, сопровождают:

  1. Общее недомогание, сонливость.
  2. Дрожь, озноб, сменяющийся ощущением жара.
  3. Снижение или отсутствие аппетита.
  4. Снижение массы тела.
  5. Боль в мышцах, суставах.
  6. Повышенная чувствительность кожи.

Повышение артериального давления и тахикардия (увеличение частоты сердечных сокращений) – это классические симптомы температурной реакции.

При некоторых заболеваниях они отсутствуют, может наблюдаться обратное явление – брадикардия.

Инфицирование – одна из наиболее распространённых причин повышения температуры после операции на коленном суставе или при другом варианте хирургического вмешательства. В группу часто встречающихся инфекционных осложнений включают:

  • хирургическую раневую инфекцию;
  • инфекции мочевыводящих путей;
  • инфекции респираторной системы.

Согласно клиническим наблюдениям, предположение об инфекции тем вернее, чем позже появилась лихорадка.

В первые часы после операции на лёгком температура имеет неинфекционное происхождение, но при возникновении лихорадочной реакции на вторые сутки и в более отдалённый срок необходимо включить в диагностический поиск инфекционную патологию.

Вероятность развития осложнений во многом зависит от степени бактериального загрязнения раны.

Температура после операции на брюшной полости по поводу аппендицита наблюдается, как правило, при запоздалом вмешательстве и наличии перитонита. Если вскрывается просвет пищеварительного, респираторного и мочевыводящего тракта, рана считается условно загрязнённой, риск гнойной инфекции повышается на 5–10% по сравнению с чистой раневой поверхностью (во время протезирования, грыжесечения). Открытые переломы, каловый перитонит относят к группе загрязнённых ран, инфицирование при которых наблюдается почти в 50% случаев.

Кроме раневой инфекции, осложнения могут быть обусловлены проведением искусственной вентиляции лёгких (пневмония), использованием уретрального катетера (цистит), венозного доступа (тромбофлебит). Температура после операции по удалению жёлчного пузыря выше 38,5 °C должна натолкнуть на мысль о вероятной гнойной инфекции (абсцесс печени, поддиафрагмальный абсцесс, перитонит). Перечень вероятных инфекционных заболеваний, так или иначе связанных с оперативным вмешательством, достаточно широк. Предполагать инфицирование необходимо при наличии повышенной температуры после операции, боли, покраснения и отёка в области операционной раны, наличия гнойных выделений.

Необходимо обращать внимание не только на наличие лихорадки.

Важно оценить её длительность, время возникновения, присутствие резких спадов и подъёмов температуры, а также симптомов, указывающих на локализацию поражения.

Например, если температура после операции на сердце сочетается со слабостью, ознобом и появлением сердечных шумов, есть основания предположить инфекционный эндокардит.

Основой лечения является антибактериальная терапия. Если проникновение инфекции связано с уретральным или венозным катетером, его необходимо удалить. При формировании гнойного очага (абсцесса, флегмоны) требуется хирургическое вмешательство.

Во время наркоза возрастает активность системы свёртывания крови, замедляется кровоток. Флеботромбоз является вероятным осложнением общей анестезии с применением миорелаксантов, чаще наблюдается у пациентов старше 40 лет. Риск образования тромбов в венах повышается при большом объёме операции, продолжительности хирургического вмешательства свыше 4 часов, ожирении, варикозном расширении вен нижних конечностей. Симптомом тромбоза может быть температура после операции по удалению опухоли.

Клинические проявления тромбоза глубоких вен нижних конечностей:

  1. Слабость, повышение температуры тела.
  2. Отёк и боль в конечности.
  3. Бледная или синюшная окраска кожи.

Пациентам необходим постельный режим, возвышенное положение и эластическое бинтование конечности. Назначаются антикоагулянты (фраксипарин, гепарин, фенилин), дезагреганты (курантил, трентал). Тромболизис (растворение тромба при введении стрептокиназы, стрептазы) применяется по строгим показаниям из-за риска кровотечения. Удаление тромба возможно осуществить также хирургическим путём.

Одним из наиболее вероятных эндокринных нарушений в послеоперационном периоде является тиреотоксический криз – состояние, обусловленное резким повышением уровня гормонов щитовидной железы в крови.

Возникает у пациентов с диффузным токсическим зобом в случае несвоевременного выявления патологии и/или отсутствия адекватной терапии. Во время операции организм испытывает стресс, связанный с анестезией и хирургическим вмешательством – это является пусковым фактором развития тиреотоксического криза. Наблюдаются следующие симптомы:

  • беспокойство и возбуждение;
  • мышечная слабость, дрожание конечностей;
  • тошнота, рвота, боль в животе, диарея;
  • уменьшение количества выделяемой мочи;
  • тахикардия, снижение артериального давления;
  • лихорадка, профузное потоотделение.

Высокая температура после операции на щитовидной железе, кишечнике и других органах, представляющая собой проявление тиреотоксического криза – показание для неотложной медицинской помощи. Используются тиреостатические препараты (мерказолил), бета-блокаторы (анаприлин, пропранолол), глюкокортикостероиды (преднизолон), инфузионная терапия.

источник

Врач-хирург высшей квалификационной категории. Стаж работы в плановой и экстренной хирургии 26 лет.

Окончил Куйбышевский медицинский институт в 1990 году по специальности лечебное дело. Интернатура по хирургии в Областной больнице №1 Ульяновска.

Проходил неоднократное усовершенствование и повышение квалификации на базах УлГу, г. Пензы, Н-Новгорода по темам: «Актуальные вопросы неотложной хирургии органов грудной и брюшной полостей», также в Санкт Петербурге по «Эндовидеохирургия органов брюшной полости и забрюшинного пространства».

Проводит различные виды плановых и экстренных оперативных вмешательств, операции при гнойных процессах.

За время работы овладел различными техниками оперативного вмешательства:

  • удаление доброкачественных опухолей кожи и подкожной клетчатки (атеромы, липомы, фибромы и т.д.) различных локализаций;
  • вскрытие абсцессов, флегмон, панарициев, некрэктомии различных локализаций, включая ампутацию и экзартикуляцию как пальцев, так и конечностей (верхних и нижних), напр. при диабетической или атеросклеротической гангренах;
  • различные виды грыжесечений при паховых, бедренных, пупочных, послеоперационных грыжах, как натяжной, так и ненатяжными видами пластик;
  • резекции желудка по Б-1, Б-2 с различными видами анастомозов;
  • холецистэктомия (лапаротомная) с различными видами как наружного, так и внутреннего (ХДА) дренирования холедоха;
  • опыт проведения лапароскопических операций небольшой, в основном ассистенции при холецистэктомиях, аппендэктомиях;
  • аппендэктомия;
  • ушивание перфоративных язв желудка и ДПК;
  • спленэктомия;
  • резекция тонкой и толстой кишок с различными видами кишечных анастомозов при различных состояниях (обтурационные и спаечные кишечные непроходимости и т.д.), гемиколэктомии;
  • лапаротомии при различных повреждениях внутренних органов (ушивание ран печени, ран кишечника, брыжейки, поджелудочной железы и т.д.);
  • другими видами экстренных вмешательств на органах брюшной полости.

источник

Любое оперативное вмешательство в организм, даже в случае острой необходимости, вводит его в состояние стресса. Вот почему сразу после этого может подняться довольно высокая температура. Это объясняется тем, что в организме всасываются продукты распада, которые всегда появляются при травмировании тканей. А также происходит уменьшение количества жидкости в кровяном русле.

Повышенная температура тела считается нормальным явлением после любой полостной операции. Причем, чем более сложной и длительной она была, тем сильнее может подняться температура. При оперативном вмешательстве, например, в женские половые органы, особенно затрагивающем яичники, матку или маточные трубы, температура может впоследствии достигнуть 39оС. Аппендицит также может легко вызвать такую реакцию организма, тем более, если он был флегмонозный.

Температура может подняться даже после лапароскопии, которая обычно проходит быстро и с минимальными последствиями.

В этом случае не стоит паниковать, так как высокая температура обычно не держится долго и должна самостоятельно понизиться до нормы в течение 3-5 дней после операции. Кроме того, все это время пациент обязан находиться под постоянным наблюдением врача – выписывать его из больницы с повышенной температурой тела просто запрещено. Так что любое изменение состояния будет тут же отмечено врачом, который сможет вовремя предпринять необходимые меры.

Другая причина повышения температуры после операции – возникновение осложнений. В таком случае данная реакция организма может объясняться воспалительными процессами во внутренних органах, например, в результате неправильно выполненной операции или занесения инфекции. Тогда температура может держаться неделю или же подняться не сразу, а спустя несколько дней после операции.

Если в организме начался воспалительный процесс, врачи предпринимают экстренные меры вплоть до повторного оперативного вмешательства с целью осмотра процесса заживления раны внутри.

Любая операция предполагает нахождение больного в больнице после ее проведения в течение как минимум 3 дней. Выписывают же его только в том случае, если состояние становится стабильно удовлетворительным. При возникновении температуры после операции необходимо обязательно сообщить об этом лечащему врачу в ходе осмотра. В случае необходимости он примет все соответствующие меры. Самостоятельно принимать какие-либо препараты ни в коем случае нельзя, так как это чревато серьезными осложнениями.

Если же температура поднялась после выписывания из больницы, опять же стоит незамедлительно обратиться по этому поводу к лечащему врачу. Причем, даже в том случае, если она сопровождается кашлем и другими признаками обычного ОРЗ. Иначе это может быть чревато абсцессом и другими осложнениями.

источник

Сколько держится температура после операции по времени и нормальное ли это явление? Данный вопрос возникает у пациентов, перенесших хирургическое вмешательство. Врачи оценивают состояние больного после оперативного вмешательства по изменениям температуры тела (результаты термометрии). Высокие показатели свидетельствуют о возникновении патологических процессов и побочных явлениях, которые представляют опасность для здоровья пациента.

Причины повышения температуры тела после оперативного вмешательства

Повышенная температура тела после проведенного оперативного вмешательства является нормой. Также стоит контролировать другие проявления организма, чтобы обеспечить скорейшее восстановление поврежденных тканей.

Повышенная температура — это норма, если не наблюдается следующих послеоперационных побочных явлений:

  • покраснение тканей, примыкающих к ране;
  • выделение из раны гноя;
  • ощущение слабости и т. д.

Температура после операции, пределы которой не превышают субфебрильных показателей, является нормальным явлением.
Стоит отметить, что температура поднимается на более высокий уровень при полостной операции. Например, отметка градусника в этом случае превышает 39°С. Чаще всего явление наблюдается после удаления воспаленного аппендикса. Это же касается и других операций, в процессе которых удалялись очаги инфекции и гнойные образования.

Касательно оперативного вмешательства на конечностях (например, укрепление кисти при помощи титановой пластины), то в этом случае отметка градусника редко превышает показатели в 37-37,5°С. Повышенная температура в этом случае может в принципе отсутствовать.

Понижение температуры тела также тревожный фактор. Дело в том, что это обстоятельство указывает на ослабление организма, вследствие чего он становится уязвимым для большинства болезнетворных бактерий и вирусов. В этом случае организму сложно восстановить поврежденные ткани, что вызывает ряд осложнений.

Такая клиническая картина чаще всего свидетельствует о возникновении вегетососудистой дистонии, что также мешает скорейшему заживлению раны.

Повышенная температура после оперативного вмешательства не указывает на какую-либо угрозу или отклонение от нормы. Причиной для беспокойства является длительная термометрия. В связи с этим важно понять, сколько может держаться температура после операции.

Если у пациента длительное время наблюдается температура после проведенной операции, это довольно серьезный сигнал, который может указывать на развитие различных патологических процессов в организме.

После проведенного хирургического вмешательства в организме появляются инфекционные процессы, которые сопровождаются повышением температуры. Серьезность побочного эффекта зависит исключительно от степени загрязнения поврежденных тканей.

В этом случае главное отметить, когда именно и сколько держится после операции температура по времени. Лишь только после комплексного обследования и сбора анамнеза врач может назначить эффективную и безопасную терапию, как правило, с использованием антибактериальных препаратов.

Если наблюдается формирование абсцесса или гнойного очага, может потребоваться проведение повторного оперативного вмешательства.

Дело в том, что длительное нахождение пациента под наркозом способствует увеличению активности системы свертывания крови. Данное обстоятельство можно отнести к главным побочным эффектом воздействия наркоза на человеческий организм. Чаще всего такой эффект наблюдается у пациентов старше 45 лет.

Также стоит учитывать, что риск возникновения флеботромбоза повышается, если пациент находился под наркозом свыше 4-х часов. Основными симптомами данного явления, помимо повышенной температуры, являются:

  • боль в конечностях и отечность;
  • упадок сил, общая слабость;
  • синюшный цвет кожных покровов, бледность.

Избавление от осложнений предусматривает соблюдение постельного режима и прием антикоагулянтов. Также на пораженные конечности накладывается эластичный бинт. В случае если данные процедуры не оказали должного эффекта, для избавления от флеботромбоза проводят повторное хирургическое вмешательство.

Такое эндокринное нарушение наблюдается в послеоперационный период. Тиреотоксический криз сопровождается резким повышением предельного уровня гормонов щитовидки в крови больного.

Основные симптомы данной патологии:

  1. ощущение слабости в мышцах;
  2. беспокойное состояние;
  3. позывы к рвоте;
  4. дрожь, особенно, в конечностях;
  5. жидкий стул, диарея, боли в желудке;
  6. тахикардия;
  7. повышенная температура.

Тиреотоксический криз чаще всего возникает после проведенной операции на щитовидную железу или кишечник.

Тиреотоксический криз в послеоперационный период

Стоит отметить, что человеческий организм по-разному реагирует на тот или иной вид хирургического оперативного вмешательства. Последующие методики избавления от возникших побочных эффектов напрямую зависят от вида инфекции и ряда других факторов.

Температура в послеоперационный период может держаться длительное время, однако самостоятельно с этим неприятным явлением бороться ни в коем случае нельзя, так как этом может привести к ухудшению состояния. О любых ухудшениях необходимо оповещать врача.

Также существуют и дополнительные обстоятельства, при которых температура после оперативного вмешательства может держаться достаточно длительный период времени:

  1. Плохой шов. Если некачественно наложенный шов разошелся – это становится серьезной угрозой для пациента, которая может привести к возникновению воспаления раны.
  2. Некроз. Если в процессе операции проводилась некачественная чистка, в таком случае остатки удаленных тканей или органов могут привести к некрозу.
  3. Пневмония. После применения аппарата для искусственного дыхания очень частое явления возникновение пневмонии. В этом случае для лечения также используются антибиотики.
  4. Переливание крови. На данную процедуру каждый организм реагируют по-разному. В некоторых случаях наблюдается повышение температуры тела достаточно длительное время.

Нормой после проведенной операции считается температура, пределы которой не превышают 37,6°С. Наблюдается такое состояние не более 3-7 дней. По истечении недели температура нормализуется, а состояние пациента значительно улучшается.

Однако, если по истечении 15-30 дней температура так и не нормализовалась или наблюдаются ее периодическое возрастание, это может указывать на развитие послеоперационных патологических процессов в организм.

Стоит понимать, что тревожным не является сам факт повышения температуры, а продолжительность данного явления.

Если температура сохраняется на протяжении более чем 7-ми дней – это серьезное обстоятельство для беспокойства.

Важно знать, что самая высокая температура наблюдается в первые дни после проведенного хирургического вмешательства. Далее она постепенно начинает снижаться до своих естественных значений.

Если врачи диагностируют нормальное послеоперационное восстановление, никаких дополнительных манипуляций и назначений не проводится. Однако, если по истечении 10-15 дней тенденции к нормализации улучшения состояния пациента так и не наблюдалось, выясняется причина и суть возникших осложнений.

В качестве обязательных диагностических мероприятий назначается прохождение УЗИ и сдачи анализа крови. Также врач осматривает целостность швов и саму рану на наличие воспалительных процессов. После установление истинной причины сохранения высокой температуры, назначается комплексное лечение, подразумевающее:

  1. Терапия с использованием антибиотиков. Используемые препараты врачи подбирают исходя из общей клинической картины пациента. Лечение зависит от типа возбудителя воспалительного процесса.
  2. Проводится противовоспалительные методы лечения с применением Ибупрофена (НПВС).
  3. Для нормализации температуры используют жаропонижающие средства, такие как: Парацетамол, Аспирин и прочее.

Важно понимать, что последующее лечение назначает только лечащий врач с учетом характера патологии и общего самочувствия больного. Самостоятельно лечение послеоперационных воспалительных процессов строго запрещено, так как это может не только усугубить общее самочувствие, но и привести к летальному исходу.

Чаще всего все обходится стандартным курсом приема антибиотиков и других противовоспалительных средств. Редко когда проводят повторное оперативное вмешательство с целью улучшения самочувствия больного.

Правильное измерение температуры тела

Чтобы в заблуждение не ввели неправильные показатели термометра, важно научиться правильно измерять температуру тела. Перед процедурой важно учесть ряд факторов, которые могут повлиять на показания градусника. Итак, необходимо учитывать следующее:

  • температура в подмышечной впадине на пару градусов ниже, нежели во рту;
  • сразу после употребления чрезмерно горячей пищи, температуру мерять ни в коем случае нельзя, так как это может исказить показания термометра;
  • перед измерением также стоит воздержаться от физических нагрузок;
  • перед процедурой нельзя принимать ванну;
  • измерения следует провести несколько раз подряд, чтобы убедится в правдивости показаний термометра и его исправности.

Повышение температуры в послеоперационный период довольно серьезное явление. Очень важно не заниматься самодеятельностью в этом случае, а обратиться за помощью к специалисту. Если повышенная температура сохраняется более 7-15 дней – это веский повод для беспокойства.

Субфебрилитет — повышение температуры тела на протяжении длительного времени. Чем опасна? Что делать: