Меню Рубрики

А бремзен как торговать человеческими почками

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги.

Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

Распределение абитуриентов по университетам или работников по фирмам может происходить разными способами. Некоторые из этих способов оптимальнее других. Возникает ключевое для всей этой теории понятие стабильности. Стабильность — это ситуация, в которой представители двух разных сторон не могут уклониться от взаимодействия, так как каждый из них предпочтительнее для другого, чем любой из тех, с кем он мог бы оказаться в паре. Возникает вопрос: всегда ли существует такой стабильный результат?

Прорывная работа Дэвида Гейла (David Gale, умер в 2008 году) и нобелевского лауреата 2012 года Ллойда Шепли на эту тему — статья «Прием в вузы и стабильность брака» (College Admissions and the Stability of Marriage) — была опубликована в 1962 году, 50 лет назад. Допустим, у каждого из мужчин есть свои предпочтения: «Такую-то женщину я хотел бы видеть в качестве своей супруги, а если не получится, то эту…» И наоборот, у женщин есть предпочтения среди мужчин. Дальше они «выходят на рынок» и заключают брачные союзы. Удастся ли добиться стабильности? Можно ли гарантировать, что найдется такой набор семейных пар, когда никто ни от кого не захочет сбежать? Гейл и Шепли в своей статье показали, что всегда существует стабильное решение, и придумали так называемый алгоритм Гейла — Шепли, который генерирует стабильный результат.

Алгоритм, предложенный Шепли и Гейлом, оставался лишь теорией и 15 лет «пролежал на полке». Затем в игру вступил Элвин Рот (Alvin Roth). В начале 1980-х годов он изучал действующий рынок распределения выпускников медицинских вузов по ординатурам в США и Великобритании и с удивлением выяснил, что там применялся похожий алгоритм, приводящий к стабильным результатам. Оказалось, что доктора независимо от математиков пришли примерно к тем же решениям, варьировавшимся в зависимости от региона. Некоторые из них приводили к стабильным результатам, а некоторые — нет. Эмпирическим путем Элвин Рот выяснил, что алгоритмы, выдававшие стабильные результаты, оставались в ходу надолго, а нестабильные переставали использоваться через некоторое время.

Это свойство стабильности, когда члены пары не хотят друг от друга сбежать, — важное эмпирическое свойство, потому что если оно не выполнено, то у студентов и университетов, аспирантур, ординатур теряется стимул использовать этот алгоритм. Ведь его использование — дело добровольное. И если выясняется, что алгоритм регулярно производит нестабильные результаты, то у участников рынка появляются стимулы договариваться друг с другом вне алгоритма — тогда алгоритм прекращает функционировать. Это был первый опыт изучения дизайна рынка.

В определении Нобелевского комитета сказано, что премию дали за дизайн рынка, осуществленный в том числе на практике. В отличие от Шепли, который занимался чистой теорией, Элвин Рот выступает в роли «инженера». Он не только доказывает теоремы, но и выходит в эмпирическое поле и сам строит, правда, не мосты, а рынки, которых раньше не было. Среди его последних успехов — создание системы соответствий (matching) между школьниками и государственными школами в Нью-Йорке.

Еще один двусторонний рынок, где идеи Шепли и Рота используются на благо общества, — обмен донорскими органами. В марте 2012 года я выступал в Политехническом музее с лекцией «Как торговать человеческими почками?». На этом рынке речь не идет о торговле почками за деньги, а лишь о ситуациях, когда кто-то хотел бы пожертвовать свою почку близкому человеку, но она ему не подходит. Другой человек тоже хотел бы пожертвовать почку своему близкому человеку, и она тоже не подходит. При этом есть надежда, что они подойдут крест-накрест. Ситуацию, когда две пары жертвуют почки таким образом, придумали относительно давно. В начале 2000-х годов прошла первая операция с тремя донорами-реципиентами. А дальше для дизайнера рынка нет никаких препятствий к тому, чтобы придумать любое количество таких сочетаний. Это чем-то напоминает обмен квартир при советской власти, когда их не продавали за деньги, а строили длинные цепочки по обмену. У всех было понимание, сколько та или иная квартира «стоит», на что ее можно было обменять.

источник

Среда, 28 марта, 19:00, Конференц-зал Лектория Политехнического музея

В рамках цикла «Вопросы экономистам», организованного Российской Экономической Школой при поддержке компании Ernst&Young состоится лекция
профессора Российской Экономической Школы, кандидата экономических наук, выпускника MIT, экономиста, специализирующегося на теории игр и экспериментальной экономике Андрея Бремзена
«Как торговать человеческими почками. Сегодня. Сейчас».

Экономическая наука ничего бы не стоила, если бы не могла отвечать на «вопросы из зала». В новом цикле профессора Российской экономической школы отвечают на вопросы, которые задают не на университетских лекциях и экспертных круглых столах, а дома, в метро, на работе. Что будет с евро? Зачем нужны бизнес-школы? Правда ли, что россияне умирают от алкоголизма? Эти вопросы легко задать, но на них трудно ответить. По счастью, у экономической науки есть ответы и на эти вопросы, и на многие другие.

Торговля человеческими органами запрещена, но безвозмездно пожертвовать, например, свою почку для нуждающегося в пересадке — можно. Это даже приветствуется. На языке экономистов это означает, что цена почки регулируется государством (и приравнена к нулю). Любое фиксирование цен на неравновесном уровне приводит к экономическим потерям, но иногда — как в данном случае — можно построить механизмы, (похожие на бывшие некогда популярными цепочки по обмену жилплощади), позволяющие создать стимулы жертвовать донорские органы, не преступая закон. Такая система несколько лет работает в Новой Англии, и недавно запущена в тестовом режиме в США в федеральном масштабе.

Адрес: Москва, Новая площадь, 3/4, Конференц-зал Лектория Политехнического музея (подъезд №9);
тел.: (495) 624-80-09.

Проезд: до станций метро «Китай-город», «Лубянка».
Схема проезда

источник

Секция: 11. Экономика

XIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

ТОРГОВЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ОРГАНАМИ

За последние несколько веков человечество совершило огромный прорыв в мире науки и техники. Медицина не стала исключением. В 1954 году американский хирург, лауреат Нобелевской премии, Джозеф Мюррей стал первым врачом, которому удалось осуществить удачную операцию по пересадке человеческого органа, почки. Спустя тринадцать лет Томас Стразл совершает следующий шаг, ему удается пересадить донорскую печень, в то время как Кристиан Барнард успешно осуществляет трансплантацию сердца. «К середине 70-х годов уже проведено более двух сотен операций по пересадке печени. Появляются люди, желающие стать донорами органов. Трансплантология становится официально признанным ответвлением медицины» [2, с. 44].

Благодаря трансплантологии значительное количество людей, страдающих заболеваниями различных органов, получили шанс на новую, здоровую и полноценную жизнь. На сегодняшний день огромное количество больных нуждаются в трансплантации внутренних органов. «Но поскольку до сих пор не существует четко отработанного инструмента, позволяющего обеспечить нуждающихся пациентов донорскими органами, совершенно естественно, что спрос превышает предложение. Как следствие, на рынке возникает дефицит предложения, что приводит к тому, что очереди на трансплантацию затягиваются на несколько лет и, если верить прогнозам, будут только расти» [1, c. 15]. В конечном счете это отражается на показателях смертности среди больных, которым требуется пересадка. Например, в России до трансплантации доживают лишь 30 процентов пациентов. В то время как в Иране, где торговля человеческими органами разрешена и система связи реципиентов с донорами хорошо налажена, можно наблюдать отсутствие каких-либо очередей на трансплантацию органов. Рассматривая приведенные примеры, невольно возникают следующие вопросы: Как можно сократить дефицит предложения на рынке органов? Почему некоторые государства категорически против данного рынка? И стоит ли легализовать торговлю человеческими органами?

В большинстве стран такой «бизнес» не ведется из-за неэтичности и незаконности. Это обосновывается и в международных конвенциях, в которых извлечение органов человека связано с понятиями «эксплуатация человека» и «торговля людьми». Но все же в некоторых уголках мира торговля почками вполне легальна. Это подтверждается доводами о том, что если покупатель и продавец могут договориться о цене почке, такая сделка дает выгоду обеим сторонам. Не составляет труда объяснить эту взаимную выгодность появления рынка органов: доноры смогут официально выставлять на продажу свои органы, не прибегая к услугам деятелей черного рынка. «Когда доноры, нуждающиеся в материальной помощи, продают, например, свою почку по очень низкой, не выгодной цене, в то время как реципиент вынужден платить огромную сумму денег за получение жизненно необходимого органа. Таким образом, цена продажи для доноров будет значительно выше по сравнению с нелегальным оборотом» [5, c. 97]. Можно будет предполагать появление единой системы оценки человеческих органов с учетом определенного количества факторов, таких как возраст, состояние здоровья донора, стиль жизни и т. д. Это позволит в еще большей степени сгладить неравенство в ценах покупки и продажи органов. В то же время, сроки ожидания реципиентами необходимых органов должны значительно сократиться, что в перспективе может снизить количество смертей по причине слишком длительного срока ожидания нужного органа. Таким образом, создание рынка человеческих органов поможет в какой-то степени сократить разницу между спросом и предложением, которая существует в наши дни.

Кроме того, как уже было сказано, создание рынка органов позволит сгладить такую актуальную проблему, как черный рынок человеческих органов. Незаконная торговля органами получила свою популярность из-за возможности быстро, легко и много «заработать». Разница между ценой купленного у донора органа и ценой продажи реципиенту достаточно велика. «Например, покупка почки стоит около 3 тысяч евро, а продажа около 100 тысяч евро» [5, c. 13]. Эта огромная выгода является большим искушением нелегально заработать на трансплантологии. Примером криминальной трансплантологии служит похищение детей, с целью продажи их органов. Так как детские органы еще совсем молодые и прослужат дольше, каких либо других. «В одном из таких случаев участники преступной группы выслеживали детей из неблагополучных семей, затем ставили им ложные диагнозы и отправляли на операцию» [5, c. 16]. В данном случае люди, с целью получения максимальной выгоды, идут даже на продажу детей на органы.

Ввиду сложившейся нелегальной торговли органами, создание легального рынка не представляется чем-то неприемлемым, ведь торговля уже идет и будет продолжаться, несмотря на попытки борьбы с данным явлением. Цены на органы достаточно высоки — следовательно, прибыли компаний, которые возможно будут созданы для предоставления услуг по трансплантологии, являются весьма значительными. Если узаконить такие компании и обложить такие компании налогами, то это станет отличным источником доходов для государства. В этом есть свое преимущество. Возможная связь заключается в следующем. Государство, получая дополнительные налоги, сможет повлиять положительным образом на уровень жизни в стране. Это, в свою очередь, облегчит в какой-то мере жизнь гражданам, у которых могут пропасть стимулы нелегально продавать свои органы торговцам с черного рынка с целью получить хоть какие-то средства на выживание. Все это, конечно, сугубо теоретические суждения, однако доля практической логики здесь присутствует. Поскольку большинство тех, кто готовы как можно скорее продать почку, — это выходцы из бедных слоев населения, для которых это единственный способ заработать деньги.

Некоторые трансплантологи считают, что если торговля все равно идет, то почему бы не сделать ее контролируемой. «Контролируемая трансплантология положительна также в том плане, что она снижает риски для доноров и пациентов: ведь подпольные операции не гарантируют полной безопасности, так как зачастую выполняются неквалифицированными специалистами в антисанитарных условиях, вследствие чего у донор имеет высокий риск ухудшения здоровья, а качество забираемых органов вряд ли подвергается тщательной проверке» [10, с. 1]. Особенным образом это должно сказаться на ситуации в России, поскольку в нашей стране нет централизованной системы регистрации доноров, в отличие, например, от Германии, в которой каждому донору выдается специальная пластиковая карточка удостоверение донора.

Также отметим, что внесение к рассмотрению морально-этических и религиозных соображений серьезно усложняет ситуацию легализации рынка человеческих органов. Несмотря на уже довольно долгое существование трансплантологии в качестве официально признанного направления медицины, во многих слоях общества наблюдается резко негативное отношение к пересадке органов, особенно когда речь идет о детях, у которых уже зафиксирован факт смерти мозга, а пересадка органов от живого человека и вовсе считается крайностью и даже не рассматривается.

«В современной практике известен и инцидент, когда на сайт E-Bay было помещено объявление о продаже почки, первоначальная цена которой в 25000 долларов возросла до 5 миллионов долларов. После этого руководство аукциона сняло лот, запретив торговлю человеческими органами. Вполне понятно, почему цена на почку так резко выросла» [8, с. 5]. Это объясняется тем, что спрос на почку очень высокий, в то время как предложение очень низкое, и люди готовы потратить все имеющиеся деньги, чтобы купить ее и выжить. Но гораздо более интересный вопрос: стоило ли закрывать этот лот на E-Bay? С одной стороны, да, так как подобного рода аукцион мог бы провести к тому, что почку бы приобрел самый богатый человек (которому эта почка, может, даже и не нужна), а не тот, кто действительно болен и кому нужна срочная пересадка, то есть произошло бы неверное перераспределение ресурсов. Но с другой стороны, если бы почку действительно купил пациент, которому она необходима, то E-Bay бы косвенным образом спас жизнь человеку, и все стороны этой транзакции получили бы выгоду. И, действительно, реальные данные показывают, что за счет легализации торговли почками уже в 1999 году в Иране полностью исчезли очереди на донорские органы, в то время как в США в 2010 году эта очередь составляла 100000 человек. То есть можно сделать вывод о том, что в целом политика дала положительные результаты.

Тем не менее, почти повсеместно торговля органами считается неприемлемой, даже если сделка является добровольной. Это отчасти объясняется тем, что со стороны продавца соглашение может быть не столько добровольным, сколько вынужденным, в связи с необходимостью достать деньги любыми способами. Только на первый взгляд, кажется, что все доноры почек в том же Иране решаются на этот шаг добровольно. На практике, продавцы почек чаще являются крайне бедными людьми, и именно нужда побуждает их стать донорами. Они вынуждены это делать, чтобы прокормить семью или обучать своих детей. Получается, их выбор не является свободным, он вынужденный в условиях безысходности. Поэтому прежде чем сказать, является ли рыночный обмен желаемым, необходимо решить, чем определяется свободный, а не вынужденный выбор.

Яркий пример приводится в статье автора Saeed Kamali Dehghan, в которой описывается ситуация, поставившая жительницу Ирана перед вынужденным выбором: ей необходимо было найти деньги на свадьбу дочери. По иранскому обычаю, это обязанность родителей — предоставить приданое, и так как несчастная женщина является вдовой, она была вынуждена самостоятельно решать эту проблему, единственным выходом из которой она видела продажу своей почки. Она должна будет справляться с одной почкой, но зато выполнит свои обязанности перед дочерью.

«Самой безболезненной для тела человека является пересадка почки, так как организм способен функционировать и с одной почкой. Здесь же напомним, что спрос на почки достаточно высок, потому что болезни вызывающие почечную недостаточность повсюду распространены. Все это, в совокупности, дает то, что торговля почками является самой популярной во всем мире» [5, c. 6].

Данные доводы служат не в пользу легализации торговли органами, что, в конечном счете, привело к сохранению в большинстве стран и до нынешнего дня запрета на торговлю человеческими органами. Однако мы увидели факты, что инструмент официальной торговли человеческими органами может быть действительно эффективен при условии его разумной разработки и применения.

Проанализировав данные, можно сделать вывод, что текущее состояние на рынке человеческих органов неоднозначно и противоречиво. С одной стороны, спрос на органы превышает предложение, тем самым формируя дефицит, который приводит к летальным исходам. В подобной ситуации легализация «бизнеса» привела бы к установлению фиксированных цен на «товар», которые будут значительно ниже, чем цены на чёрном рынке, а это в свою очередь привело бы к снижению его активности.

Однако, рассматривая эту ситуацию с другой стороны, нельзя не сказать, что продажа органов может привести к некоторому увеличению безработицы, люди, продав почку или кусок печени, перестанут работать, цена на черном рынке установится ниже, а это приведет к конкуренции. Тогда, люди с более низким уровнем достатка будут покупать менее качественный «товар».

Легальная продажа органов может существовать лишь при условии, что будет обеспечена отлаженная система, которая смогла бы регулировать рынок. Проблема лишь в том, как создать эту систему и как она будет оценена с морально-этической точки зрения.

В конце хочется отметить, что колебания в вопросе легализации торговли органами очень скоро могут прекратиться в связи с возможным скорым исчезновением необходимости в этом. Наука активно развивается, позволяя совершать ранее немыслимые поступки, и биотехнология не является исключением из правила. Уже сейчас имеются первые опытные образцы различных органов, выращенные искусственным путем. Например, 3D-биопринтинг является широко известным и используемым по всему миру.

К тому же, в последнее время, бурными темпами развивается ксенотрансплантация — пересадка органов и тканей от животных к человеку, что также позволяет надеяться на то, что незаконная торговля человеческими органами значительно снизится, но при этом миллионы людей, нуждающихся в них, не останутся обделенными и будут иметь шанс на продолжение жизни.

источник

28 марта «Как торговать человеческими почками. Сегодня. Сейчас»
Торговля человеческими органами запрещена, но безвозмездно пожертвовать, например, свою почку для нуждающегося в пересадке — можно. Это даже приветствуется. На языке экономистов это означает, что цена почки регулируется государством (и приравнена к нулю). Любое фиксирование цен на неравновесном уровне приводит к экономическим потерям, но иногда — как в данном случае — можно построить механизмы, (похожие на бывшие некогда популярными цепочки по обмену жилплощади), позволяющие создать стимулы жертвовать донорские органы, не преступая закон. Такая система несколько лет работает в Новой Англии (www.nepke.org), и недавно запущена в тестовом режиме в США в федеральном масштабе.
Лектор: Андрей Бремзен, профессор РЭШ.

Как жаль, что такие лекции проходят в условиях, когда потенциальные посетители пресыщены возможностями. Кошмарно пустая аудитория.

отлично!
Если ему меньше кривляться тогда лекция заняла бы не больше часа.

Да, действительно это выход, только он не без минусов. Не возникнет ли проблем с успеваемостью усвоения информации.

+Антон Сурнин можно включить скорость проигрывания побольше 😉
а лекция, действительно, очень интересная!

источник

  1. Перейдите по ссылке на вашем устройстве
  2. Установите приложение «Слушай!»
  3. Откройте приложение «Слушай!» и введите код:

134 MB, MP3

135 MB, MP4

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги.

Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

источник

Прежде чем вы дочитаете эту колонку до конца, где-нибудь в мире будет зарегистрирована еще одна смерть от хронической почечной недостаточности. Имя очередной жертвы, вероятно, находилось в листе ожидания донорской почки, но спасительная очередь так и не подошла. А между тем у нас есть возможность если не полностью обеспечить всех нуждающихся донорскими почками, то, во всяком случае, значительно сократить их дефицит. Все, что для этого потребуется, — грамотно задействовать стимулы, то есть включить механизмы, хорошо известные каждому экономисту со времен Адама Смита.

В обществе распространено отношение к экономической науке — в особенности к микроэкономике, изучающей индивидуальное поведение людей, — как к чему-то не вполне благородному. Эта дисциплина в глазах многих сводит помыслы человека к обогащению, и хорошо еще, если не за счет прямого жульничества. Между тем такое впечатление неполно и неточно. Да, экономисты убеждены, что решающую роль в поведении людей играют стимулы, но в самом этом постулате нет никакой этической составляющей. Составь для человека подходящие стимулы, и он сам станет себя вести самым благородным образом, без всяких дополнительных — и обычно малопродуктивных — призывов к благородству.

В России в 2009 году было произведено 830 операций по пересадке почки, но только в 156, или 18,8% из них, орган для пересадки брали от живого родственного донора (в прежние годы этот показатель колебался, но никогда не превышал 25%). В том же году пациентов, зависимых от диализа (искусственной почки), насчитывалось почти 19 000. Даже если считать, что пересадка почки показана только половине больных, при нынешнем дефиците донорских органов ждать своей очереди им пришлось бы более десяти лет. При этом пересадка живой почки в медицинском смысле предпочтительнее, чем пересадка трупной, а жизнь и здоровье донора почки в результате донации практически никогда не подвергаются опасности. Почему так мало желающих пожертвовать одну из своих двух здоровых почек тому, для кого трансплантация — единственная надежда?

Одна из причин до недавнего времени была исключительно формальной. До вступления в силу в ноябре прошлого года Федерального закона №323 в качестве донора могли выступать только близкие родственники больного, причем кровные — супруги быть донорами не могли. Некогда это имело медицинский смысл — риски отторжения донорского органа тем ниже, чем ближе родство. В дальнейшем по мере фармацевтического прогресса и появления новых поколений иммунодепрессантов стали возможными операции по пересадки органов от все более широкого класса доноров. Статья 47 нового закона не устанавливает ограничений на родственные связи донора и пациента.

Но закон — это только формальное препятствие, есть и медицинские. Что делать, если почка человека, который согласен стать моим донором, мне не подходит? Например, у семейной пары с детьми почка мужа имеет в три раза меньшие шансы подойти жене, чем почка постороннего человека (потому что в процессе беременности у женщины вырабатываются антитела к белкам мужа, и если они остаются в крови, то пересадка невозможна). Кроме того, должны быть согласованы группы крови донора и реципиента, есть и другие медицинские ограничения. Вырисовывается решение, связанное с обменом донорских почек — донор одной пары отдает почку реципиенту другой, и наоборот. Если парный обмен не удается, можно рассмотреть обмен «по кругу» между тремя парами доноров и реципиентов и т. д.

Вот тут в дело вступают стимулы — стимулы подарить жизнь близкому человеку. Если до изобретения обмена потенциальные доноры часто не могли осуществить этот благородный акт по причинам медицинской несовместимости, то теперь у них появляется такая возможность — пусть не напрямую, а через цепочку взаимных пожертвований. Первая операция с тремя донорами и тремя реципиентами была осуществлена в США в 2003 году (причем все шесть операций осуществлялись одновременно, чтобы исключить возможность отказа от обещаний одной из сторон). Примерно в это же время экономисты стали задумываться о том, как организовать обмен донорскими почками — как оптимальным образом построить эти самые цепочки. Год спустя Элвин Рот, Тайфун Сонмез и Утку Унвер опубликовали первую статью, посвященную этому вопросу, в ведущем экономическом журнале — и положили начало целому циклу работ, с разных сторон исследующих проблему.

Выяснилось, что задача построения оптимального алгоритма обмена напоминает уже изученные задачи, более всего — задачу обеспечения эффективного обмена жилплощадью (те из читателей, кто переезжал в советские времена, возможно, сталкивались с длинными цепочками обмена). Есть у нее, впрочем, и свои особенности, например возможность получения трупной почки, а иногда и наличие альтруистического донора, у которого тоже прибавилось стимулов — ведь его почка помогает теперь не только непосредственному реципиенту, но и всем реципиентам в цепочке обменов, которую он помогает запустить.

С тех пор экономическая литература заметно продвинулась в исследовании сопутствующих обмену органами проблем. Например, стало ясно, что надо следить за стимулами больниц, которые могут быть заинтересованы оставлять легкие пары себе, выставляя на обмен только тяжелые, — в ущерб общей эффективности. За текущим состоянием проблемы можно следить на страничке Элвина Рота.

В США за последние годы удалось преодолеть корпоративное недоверие медицинского, в особенности трансплантологического, сообщества к экономистам. Типичное опасение, что экономисты начнут предлагать торговать донорскими органами за деньги, как видим, не оправдывается. Теперь уже создан ряд региональных и полным ходом идет движение к созданию национального пула доноров почки. Медики научились работать вместе с экономистами — как раз для того, чтобы следить за возникающими стимулами. Создавая разумные правила составления цепочек обмена, можно обеспечить максимально широкое добровольное участие в процессе всех заинтересованных экономических агентов, от самих доноров до трансплантационных центров. Я убежден, что Элвин Рот получит в свое время Нобелевскую премию, если не по медицине (как доктор Мюррей, в 1954 году первым успешно пересадивший почку от живого донора), то по экономике. Он и его коллеги своей работой спасают человеческие жизни.

С принятием упоминавшегося закона №323 возможности для подобного рода сотрудничества трансплантологов и экономистов открываются и в России. В нашей стране реформа отрасли нужна как нигде больше. По оценкам Российского диализного общества, по числу успешных пересадок почки (на миллион жителей) наша страна в несколько раз отстает не только от стран первого мира, но и от Белоруссии, Сирии или Ирана. Ситуацию надо менять не только на законодательном уровне. В России нужно создать рынок почек. Будет жаль тех, кто умрет, не дождавшись пересадки донорской почки, если сотрудничество между врачами и экономистами так и не станет реальностью.

Автор — экономист, профессор РЭШ. В среду 28 марта в лектории Политехнического музея он прочтет лекцию «Как торговать человеческими почками»

источник

28 марта «Как торговать человеческими почками. Сегодня. Сейчас»
Торговля человеческими органами запрещена, но безвозмездно пожертвовать, например, свою почку для нуждающегося в пересадке — можно. Это даже приветствуется. На языке экономистов это означает, что цена почки регулируется государством (и приравнена к нулю). Любое фиксирование цен на неравновесном уровне приводит к экономическим потерям, но иногда — как в данном случае — можно построить механизмы, (похожие на бывшие некогда популярными цепочки по обмену жилплощади), позволяющие создать стимулы жертвовать донорские органы, не преступая закон. Такая система несколько лет работает в Новой Англии (www.nepke.org), и недавно запущена в тестовом режиме в США в федеральном масштабе.
Лектор: Андрей Бремзен, профессор РЭШ.

Как жаль, что такие лекции проходят в условиях, когда потенциальные посетители пресыщены возможностями. Кошмарно пустая аудитория.

отлично! Если ему меньше кривляться тогда лекция заняла бы не больше часа.

Да, действительно это выход, только он не без минусов. Не возникнет ли проблем с успеваемостью усвоения информации.

+Антон Сурнин можно включить скорость проигрывания побольше 😉 а лекция, действительно, очень интересная!

источник

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги.

Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

Книга «Лекция №02 «Андрей Бремзен. Как торговать человеческими почками»» автора Бремзен Андрей оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 0.00 из 10.
Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.
читать полностью

Ни одной рецензии нет, авторизуйтесь, и напишите свою!

источник

Аудиокнига «Лекция №02 «Андрей Бремзен. Как торговать человеческими почками»»

Серия: Вопросы экономистам

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги. Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

В интернет-магазине «ЛитРес» вы можете купить Лекция №02 «Андрей Бремзен. Как торговать человеческими почками» недорого. Также ознакомьтесь с другими предложениям бренда.

Доставка товара осуществляется транспортными компаниями до пунктов выдачи в вашем городе, а также по указанному при заказе адресу курьером. Итоговая стоимость доставки отобразится при оформлении заказа после заполния формы с адресом.

Отзывы о «Лекция №02 «Андрей Бремзен. Как торговать человеческими почками»» помогут вам лучше изучить качество товара и принять правильное решение о покупке.

На данный момент еще никто не оставил свой отзыв. Вы можете быть первым.

источник

Название: Бремзен Андрей Как Торговать Человеческими Почками

Загрузил: Российская экономическая школа

Длительность: 1 ч, 31 мин и 21 сек

120.22 MB и длительностью 1 ч, 31 мин и 21 сек в формате mp3.

Сергей Гуриев Экономика Красоты И Счастья Полная

Зачем Нужна Макроэкономика Сергей Гуриев

Российская экономическая школа

Елена Новоселова О Трендах Жизни После Пятидесяти

Лекция Ректора Рэш Рубена Ениколопова Как Пропаганда Помогла Нацистам Прийти К Власти В Германии

Российская экономическая школа

Теория Заблуждений Гибель Дома Романовых

Как Узнать Тип Мышления По Поведению Человека

Наблюдатель Старость Как Излечимая Болезнь

О Феномене Войны Олег Будницкий

Лекция Владимира Сурдина Космические Угрозы Земле

Валентин Ковалев Аура Успеха

Павел Грудинин И Манипуляции Общественным Сознанием

Михаил Гельфанд Молекулярная Палеонтология

Biden Vs Ryan Complete Vice Presidential Debate Election 2012 The New York Times

Образ Будущего Технологические Уклады Сергей Хапров

Андрей Макаров Патологическая Коммуникация Как Ранят Словами

Возможности Мозга Ограничены

Гуриев Сергей Социальный Капитал

Лекция Вице Премьера Максима Акимова О Развитии Цифровой Экономики В Рамках Выпускного Рэш

Российская экономическая школа

Эксклюзив Казахстанец Продал Почку За Ипотеку 1612

Информационный канал «16/12»

I Found A Hole That Lead Into Granny S Secret Base In Minecraft Pocket Edition

Бремзен Андрей Как Торговать Человеческими Почками

Dhanush Nadaga Mandram Passa Mallargal 06 S Kumaran 9087454010 9043991306

Чехол Unicase Twill Soft Для Samsung Galaxy A7 2018 Подробный Обзор

Stratagems Slaanesh Daemons 40K Masterclass

Document Camera Teaching Video

Авария Покров Владимиская Область 15 03 13

Boza Nana Noir Littlebitmag

Парышев Чернобыльская Пуща

Чехол Deexe Wallet Style Для Samsung Galaxy A10 A105 Подробный Обзор

The Short Answer With Dr Sue Morter Wave Of Grace Collapsing Time And Menopause Episode 35

Зенит Оренбург Прогноз И Ставка

Ipevo Ziggi Document Camera

Ziggi Hd Plus Usb Document Camera

Krk Rokit 5 Rp5G3 Vs Presonus E5 Sound Demo W Bass Test

Document Camera Experts Elmo P 10 Infocomm 2010

First Pull On A Modded Gaggia Owc Pid Pressure Gauge Pump Dimmer

Edifier S350Db Vs Edifier S1000Db 6 Track Comparison

Etika Reacts To Instagram Model Vs Security Guard

Setting Up The Smart Document Camera

Document Camera Experts Wolfvision Vz C12 Vz C32 Visualiser Document Camera

Smart Document Camera Setup

Geet Gawai At Nouvelle France

Спасите Меня Я Влюбился В Неё

Singham123 Full Movie Part 6 Sampoornesh Babu Vishnu Manchu Hd

Deepscale Got To Have Your Love Original Mix

What To Do In Singapore Rivlog 20

Pakistani Drama 3 Khawa 3 Episode 75 Aaj Entertainment Dramas Hira Sheikh Iram Khan Shahid

Etika S Deep Web 2 0 08 05 2017

Document Camera Experts Exclusive Look At Wolfvision Vz 9Plus3 Visualiser Document Camera

Распаковка И Обзор Наушников Meizu Hd50

Swivl Integrated With Justand V2E Ipad Document Camera Stand Mirroring With Reflector

Musashi Miyamoto Vs Pickel Baki Dou

Elmo Tt 12Id Interactive Hd Document Camera Review Demo

9 Best Rooftop Cargo Carriers 2019

Justand V2 Ipad Document Camera Stand

Using The Smart Document Camera

The Origin Of The J O Y C O N B O Y Z

10 Best Sand Buckets 2019

Captain Toad S Treasure Tracker 23 Magma Road Fever 2 Player Switch

Черви От Супермаркета Таврия В Одесса Ул Сахарова

Now You See Me Hd Brian Tyler Official

Tamte Tamte Dance Tapanguchi South Indian Instrument Gangamma Jathra Bangaluru 2018

источник

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги.
Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

ОСТАВЛЯТЬ СВОИ МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ, ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ОБСУЖДЕНИИ, ВЫ СМОЖЕТЕ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО КАК СТАНЕТЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ
ЗАПИСАТЬСЯ В БИБЛИОТЕКУ

ЕСЛИ ВЫ ЯВЛЯЕТЕСЬ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ, ТО ВАМ НЕОБХОДИМО ВОЙТИ В СИСТЕМУ СО СВОИМИ УЧЕТНЫМИ ДАННЫМИ
ВХОД В БИБЛИОТЕКУ

источник

За достижения в экономике Нобелевскую премию вручили Элвину Роту из Гарвардского университета и Ллойду Шепли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США). Профессор Российской экономической школы Андрей Бремзен объясняет, в чем их заслуги. Нынешние лауреаты Нобелевской премии занимаются исследованиями в области двусторонних рынков (two-sided markets). Чем эти рынки отличаются, скажем, от рынка картошки? Когда вы приходите за картошкой и взвешиваете нужное вам количество килограммов, то картошка не выбирает, кому она достанется. В ситуации с двусторонними рынками нужно, чтобы обе стороны проявили желание друг с другом взаимодействовать. Так, когда работник устраивается на работу, не только он должен захотеть работать в компании, но и работодатель тоже должен захотеть его нанять. Помимо работодателей, в похожие взаимоотношения вступают абитуриенты и учебные заведения. Я, может быть, хочу поступить в Гарвард, а он, возможно, и не думает видеть меня среди своих студентов. Ясно, что все не могут поступить в Гарвард, Гарвард не резиновый, всех не вместит. Нет надежды, что каждый получит то, что он любит больше всего. Но если у меня есть список из предпочитаемых вузов: МГУ, «Вышка», РГГУ и т. д., то, двигаясь сверху вниз, рано или поздно я найду такой вуз, для которого я тоже буду приемлем.

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

источник

28 марта «Как торговать человеческими почками. Сегодня. Сейчас»
Торговля человеческими органами запрещена, но безвозмездно пожертвовать, например, свою почку для нуждающегося в пересадке — можно. Это даже приветствуется. На языке экономистов это означает, что цена почки регулируется государством (и приравнена к нулю). Любое фиксирование цен на неравновесном уровне приводит к экономическим потерям, но иногда — как в данном случае — можно построить механизмы, (похожие на бывшие некогда популярными цепочки по обмену жилплощади), позволяющие создать стимулы жертвовать донорские органы, не преступая закон. Такая система несколько лет работает в Новой Англии (www.nepke.org), и недавно запущена в тестовом режиме в США в федеральном масштабе.
Лектор: Андрей Бремзен, профессор РЭШ.

Как жаль, что такие лекции проходят в условиях, когда потенциальные посетители пресыщены возможностями. Кошмарно пустая аудитория.

отлично! Если ему меньше кривляться тогда лекция заняла бы не больше часа.

Да, действительно это выход, только он не без минусов. Не возникнет ли проблем с успеваемостью усвоения информации.

+Антон Сурнин можно включить скорость проигрывания побольше 😉 а лекция, действительно, очень интересная!

источник

Презентация для школьников на тему «Как торговать человеческими почками» по медицине. pptCloud.ru — удобный каталог с возможностью скачать powerpoint презентацию бесплатно.

Про донорские почки Их не хватает, и их очень ждут нуждающиеся в трансплантации Вместе с тем, у каждого здорового человека две почки, и одну он может пожертвовать, оставаясь здоровым Это происходит намного реже, чем надо Но есть способ подтолкнуть доноров

Данные по США (OPTN) на 23 марта 2012 г.: Всего в стране зарегистрировано 113,416 пациентов, ожидающих пересадки органов Из них 91,425 ожидают именно почку На втором месте печень 16,091 (на третьем сердце 3,163) Ожидающих почки больше всего – несмотря на все неудобства, диализ продлевает жизнь на годы

“Ожидание почки может продлиться до двух лет, так как это связано с острейшим дефицитом донорских органов” – сайт pochka.org (Отделение пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН) Экономисты не любят слова дефицит Дефицит обычно связан с блокировкой естественного функционирования рыночного механизма

Почки нельзя (незаконно и неэтично) продавать и покупать На всех сайтах трансплантологов есть соответствующие предупреждения Это означает, что цена фиксирована на уровне ниже рыночного (равном нулю) За деньги получить почку нельзя, а по бартеру?

Можно у умершего – Organ Procurement and Transplantation Network регулирует соответствующую очередь в США Можно у добровольца – но нужно его ДОБРОвольное согласие Обычно это кто-то из близких пациента, но его почка может не подойти Как всегда, альтруистической мотивации обычно недостаточно Деятельность дизайнера рынка – приспособить частную мотивацию на пользу всем

Зачем нужно создавать рынки – экономисты как инженеры Толстые и тонкие рынки, простые и сложные Рынки – это не обязательно про деньги Примеры рынка «за деньги», созданного экономистами или при их активном участии: аукционы частот для сотовой связи

Яблоки не выбирают, кто их съест – и, вероятно, не имеют предпочтений Но иногда в рынке участвуют две стороны, каждая со своими предпочтениями: Брачующиеся Студенты и ВУЗы Работодатели и работники В таких ситуациях правильный дизайн рынков чрезвычайно важен (OPTN, ЕГЭ) Если сторон три или больше, задача, скорее всего, безнадежна Пары «донор плюс реципиент» – типичный двусторонний рынок

Раньше донора отправляли домой, пациента ставили в лист ожидания (как если бы у него не было донора) Потом (в конце 80-х) додумались до парного обмена; 2003 – первый «тройной» обмен Консенсус в медицине об этической допустимости обменов (и закон 2007 года) В последнее десятилетие – революционные изменения с участием экономистов

Shapley, Scarf (1974): рынок жилья, top trading cycle (Gale) – почти изоморфен нашей ситуации, если бы у всех пациентов были доноры (с теми же предпочтениями) Abdulkadiroğlu, Sönmez (1999) – рынок жилья с очередью и с освобождающимся жильем: механизм YRMH-IGYT Нужен механизм отбора цепочек, разные механизмы обладают разными свойствами В частности, можно выбрать совместимый со стимулами механизм

Должны удовлетворяться ограничения на группу крови (те же, что и для переливания крови) У реципиента должны отсутствовать антитела к донорским белкам У реципиента с донором должны быть максимально близкие HLA-типы Почки должны быть близкого размера и возраста Реципиент не должен страдать хроническими и тяжелыми инфекционными заболеваниями

Первая пересадка почки от умершего – 1950 г, отторжение через 10 мес из-за отсутствия иммунодепрессантов Первая (и вторая) пересадка от близнецов – 1954 г., доктор Мюррей получил за нее Нобелевскую премию в 1990 г., пациент прожил 8 лет Развитие иммунодепрессантов позволило пересаживать почки от неродственных доноров, их доля растет, но с разной скоростью в разных странах

Источник: Kessler, Roth, “Organ allocation policy and the Decision to Donate”, forthcoming AER

Источник: Российское диализное общество, регистр 2009, www.nephro.ru

Источник: НИИ трансплантологии и искусственных органов Минздравсоцразвития РФ, 2006, www.transpl.ru,

Источник: Roth et al “Kidney Exchange”, QJE 2004

Используются теоремы из теории (больших, разреженных) графов Используется теория игр, как кооперативная (коалиционная), так и некооперативная (стратегическая) Могут понадобиться многокритериальные оптимизационные алгоритмы

2004 г., Новая Англия, www.nepke.org До этого не было даже базы доноров Потом paireddonation.org, kidneyregistry.org Наконец KPD под эгидой OPTN В других странах национальных (и вообще крупных) сетей, насколько мне известно, нет

Замкнутые обмены должны быть короткими Потому что все операции надо делать одновременно Донор-альтруист же может отдать свою почку первым Поэтому становятся возможными очень длинные цепочки

Стратегическая совместимость – нужно проследить за интересами больниц Пациенты с редкими наборами антигенов – нельзя обойтись короткими цепочками Слишком длинные цепочки – логистические проблемы, велика вероятность разрыва

До недавнего времени разрешалась пересадка только от кровных родственников, нужно подтверждение родства (даже от мужа/жены – нельзя) Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» – статья 47, нет ограничения на родственные связи

источник